РУБОН

сайт военной археологии

Путь по сайту

Военная история

На развязке дорог на месте боя  DSCN3237

На Паненской горе в Логойске, на гранитных плитах мемориального комплекса выбиты фамилии погибших солдат, защищавших  город в июне 1941 года. Кто эти солдаты, погибшие под Логойском в начале войны, откуда родом, как здесь оказались, как защищали Родину от врага в то грозное время - об этом нам живущим на этой земле нужно знать и помнить.

 

На развязке дорог на месте боя  DSCN3237На развязке дорог на месте боя  DSCN3237

Памятник на Паненской горе в Логойске

Надпись на плите гласит: «Воины Советской Армии, погибшие в 1941 году при защите г. Логойска:

Панфилов С. Я., Пистов Ф. М., Попов И. Н., Филиппов В.И., Фомин А.Н., Шуркин В.Т., Волосенков В.К., Ивашков Е.М., Суров С. А., Хватьков А.П., братья Захаровы, братья Новиковы и многие другие, фамилии которых не установлены.

Вечная память и слава им!».

Чтобы понять, как проходила оборона Логойска, надо знать как проходили боевые действия в июне 1941 года на минском направлении и под Минском. По плану немецкого командования танковые группы Гота и Гудериана должны были замкнуть кольцо окружения за Минском. Севернее Минска  в районе Радошковичи-Заславль-Острошицкий Городок наносила удар немецкая танковая группа Гота, 39 танковый корпус. На этом направлении  оборону держали 64-я и 100-я стрелковые дивизии Красной Армии.

64-я дивизия полковника С. И. Иовлева заняла рубежи восточнее поселка Радошковичи , по линии Красное- Заславль- Рогово. На правом фланге 64-й дивизии, от Рогово и правее дороги Радошковичи – Острошицкий Городок оборонялся 288 стрелковый полк подполковника Г. П. Кучмистого.

 Начиная с 25 июня здесь проходили ожесточенные бои. После многочисленных атак с применением танков немцам удалось на стыке 30-го и 288-го полков прорвать оборону

64 дивизии. 288 стрелковый полк оказался отрезанным от основных сил дивизии, лишился связи и обеспечения боеприпасами, и чтобы избежать окружения,  был вынужден отходить вместе с артиллерией в сторону Логойска.

    В это время  под Плещеницы отошла 50-я дивизия под командованием генерал- майора

В. П. Евдокимова, которая до этого вела бои под Молодечно и Вилейкой. Генерал Евдокимов переподчинил себе 288-й полк и приказал занять оборону перед Логойском, а 50-я  дивизия заняла оборону возле городского поселка Плещеницы.

    На северном направлении Минск защищала 100- я дивизия генерала И. Н. Руссиянова, которая до войны находилась в военном городке в Уручье, тогда в 10 км от Минска. Войска дивизии заняли позиции на рубеже Караси- Чертяж- Усборье, именно там, где до войны они занимались отработкой боевых действий, поэтому местность была им знакома. Эта особенность дала о себе знать, когда немцы здесь предприняли несколько попыток наступления  с танками, но прорвать оборону дивизии и пройти на Минск здесь по Логойскому тракту не смогли. Против немецких танков тогда применили бутылки с бензином, и таким способом сожгли много немецких танков. Наиболее ожесточенные бои проходили в районе Яночкиной горы возле Острошицкого Городка, здесь погибло много наших солдат. По архивным данным в течение боев 26 и 27 июня 100-я стрелковая дивизия артиллерийским огнем, бутылками с бензином уничтожила 101  фашистский танк, 13 бронемашин, 61 мотоцикл, 23 артиллерийских орудия и много пехоты противника. Напоминанием о героическом подвиге 100-й дивизии на перекрестке в Острошицком Городке стоит танк и выбиты на плитах имена  защитников Родины, погибших здесь в 1941 году. Есть сведения, что здесь воевали и жители Логойского района, те которые были приписаны к 100-й дивизии и в первые дни войны прибыли в воинскую часть.

27 июня генерал Руссиянов приказал дивизии перейти в наступление для уничтожения группировки противника возле Острошицкого Городка, 331 полку было приказано наступать в направлении Мочаны – Вяча-  Беларучи - деревень Логойского района. После артиллерийской подготовки два батальона 331 полка пошли в наступление, левее обходя Острошицкий Городок. К 19 часам полк с боями на продвинулся 14 километров и вышел к деревне Вяча. Здесь на северо – восточной окраине деревни батальоны начали окапываться, чтобы закрепить достигнутые рубежи, но полностью откопать окопы полного профиля не успели. В это время немцы предприняли контратаку из района Беларучи, разгорелся ожесточенный бой. Немцы стремились разгромить 331-й полк И. В. Бушуева, но два его батальона сдерживали массированный удар танков и мотопехоты. Через некоторое время командир полка полковник Бушуев получил сведения из батальонов, что противник пытается их окружить, перерезать дорогу через Мочаны.

Бушуев решил прорваться к ним на танке, чтобы попытаться самому на месте организовать оборону, но был смертельно ранен в танке, попавшем под огонь немецкой артиллерии. До темноты батальоны капитана М.П. Старкова и капитана В.Р. Бабия отбивали атаки немцев, но подкрепления не было и подвезти боеприпасы было невозможно.

В конце дня немцы танками перерезали дорогу на Мочаны, это означало, что два батальона 331 полка оказались отрезаны от основных сил дивизии и попали в окружение. Была попытка деблокировать окруженные батальоны силами дивизии, но немцы ее отбили. В это время основная часть 100-й дивизии избежала окружения и по приказу вместе с артиллерий отошла на новые рубежи в район Волмы, а немцы после обеда 28 июня вошли в Минск. Таким образом в окружении в лесном массиве возле Казимировки оказались неполные после боев батальоны капитана Бабия и капитана Старкова. Ночью, после обсуждения положения и объединения всех оставшихся бойцов двух батальонов, командование над этой группой принял капитан В. Р. Бабий. После получения данных дневной разведки  оказалось, что единственный путь для прорыва остался в направлении Логойска, севернее Острошицкого Городка.

 Поздно вечером под проливным дождем  капитан Бабий повел своих бойцов в сторону Логойска. Разведка обеспечивала безопасность движения. Обходя Острошицкий Городок,  шли по полям и лесам, вышли на  дорогу Минск-Логойск и к утру были в районном центре. Там уже находился отошедший к Логойску 288-й стрелковый полк под командованием подполковника Г. П. Кучмистого, который и переподчинил себе сводный батальон капитана Бабия. Перед войной набор в этот полк произвели из Смоленской области. Тогда же и был разработан план обороны Логойска. 288 –й полк оборонял западное направление непосредственно перед Логойском, а батальон Бабия –минское направление. Получив боеприпасы и продовольствие сводный батальон капитана Бабия занял оборону на дороге, идущей из Минска на Логойск. По этой дороге батальон уже проходил из под Острошицкого городка, поэтому Бабий принял решение расположить своих бойцов на удобной позиции для обороны, на окраине леса между деревнями Острошицы и Чуденичи, возле поворота с основной дороги на деревню Мишковичи, которая находилась примерно в  километре от поворота. У этой лесной деревни из 11 домов участь оказалась трагической. 28 июня 1943 года ее дотла сожгли фашистские каратели, но жители успели убежать в лес, который находился недалеко. С тех пор она так и не восстановилась. Это место находится примерно в 7 километрах от Логойска.

Слева от позиции немцы не могли пройти, там протекала небольшая речка Дубровка, на ней не было переправ для войск, а справа раскинулся лес до деревни Кондратовичи.

 Тогда дорога из Минска в Логойск проходила через деревню Острошицы  и примерно через километр от деревни входила в лес, в котором и находились бойцы капитана Бабия. Поэтому немцы обязательно должны были пройти по этой дороге, тем более это была хорошая дорога для немецкой техники – она была выложена камнями еще до войны.

После войны построили новую дорогу, которая уже прошла напрямую через речку между кладбищем и бывшим поселком Паркоммуна ( местное название произошло от имени поселка им. Парижской Коммуны), минуя деревню Острошицы и сегодня старая и новая дороги соединяются возле  того места где находились позиции батальона Бабия.

Сначала немцы, как и положено, послали по дороге разведку на мотоциклах. Красноармейцы эту разведку уничтожили. Затем немцы начали атаку на позиции капитана Бабия, начался бой. Местные жители видели тогда немецкие  бронетранспортеры и войска, которые проезжали  через  деревню Острошицы  к месту боя . Красноармейцы встретили немцев плотным огнем , разгорелся бой, батальон удерживал свои позиции, не смогли немцы сразу освободить дорогу. Поняв безуспешность своих атак, немцы по радио вызвали подкрепление. Через некоторое время немцы установили на возвышенности за Острошицами артиллерию и начали обстреливать позиции батальона Бабия в лесу.

 Вот как запомнил те события житель д. Острошицы Николай Захарович Желобкович: «…Немцы когда наступали , они из Острошицкого Городка шли, подошли к лесу. Потом проехала разведка на мотоциклах с коляской, а тут наши их побили тогда. Немцы видят, что не могут пройти, тогда они пушки на узгорок затянули туда, где сейчас новая дорога идет, примерно где остановка для дальнобойщиков. Вот с того места и начали стрелять по лесу, а наши не оказывались, им нечем было стрелять, пушек не было. Обстреляли лес возле поворота на Мишковичи, там наши солдаты стояли, снаряды через наш поселок летели…»

Да, ответить было нечем, на вооружении сводного батальона были только винтовки и пулеметы, а артиллерия врага нанесла большой урон.

  Татьяна Адамовна  Шавель, жившая тогда в Острошицах, вспоминает: «…В лесу между Чуденичами и Острошицами были наши солдаты. Немцы знали, что там наши солдаты стоят. Они стреляли по лесу, снаряды летели через наш дом и там рвались. Все гудело вокруг. Папа нас всех вывел на улицу и рассадил по одному, чтоб вместе не сидеть и не погибнуть всем. Потом все прекратилось, стало тихо. Под вечер пришли к нам наши солдаты и спросили медиков. Мой папа был фельдшером, с ним акушерка работала. Вот мы и пошли в лес, и я с ними. Там страх, что было - побитых много было. Один солдат мертвый лежал как то через пень, и у него на груди лежала фотокарточка - на ней женщина и двое деток… Оказали раненым помощь, всех тяжело раненных вечером отправили в Острошицы, спрятали на чердаках. Некоторых переодели и на подводах ночью завезли в Логойск, в больницу. А мертвых там похоронили в лесу…»

Батальон понес потери, были убитые и много раненых. Капитан Бабий на телегах отправил раненных в Логойск, но вскоре они вернулись назад так как оказалось в Логойске уже были немцы. Капитан Бабий приказал оставить позиции и уходить в сторону Борисова  минуя Логойск, так как задержавшись они могли попасть в окружение. Красноармейцы по проселочным и лесным дорогам пошли на соединение со своими частями. 18 июля 1941 года  сводный батальон под командованием капитана В. Р. Бабия вместе с примкнувшими к ним красноармейцами из других частей вышел к своим в районе Смоленска.

Раненных,  которых нельзя было взять с собой, оставили в окрестных  деревнях. Некоторые из них потом оказались в партизанах.  Местные жители похоронили убитых красноармейцев на месте боя в лесу. После войны они были перезахоронены на кладбище в деревне Острошицы, где сейчас установлен обелиск.

Интересно, что в 1944 году при освобождении Логойского района на этом же месте уже немцы сделали линию обороны и были разбиты войсками Красной Армии, но это уже другая история.

 А осенью 1941 года в Кондратовском лесу появился отряд майора Василия Воронянского, и оружие и боеприпасы партизаны находили на месте боя батальона капитана Бабия.

В это же время 288 полк подполковника  Г. П. Кучмистого занял оборону перед Логойском полукольцом, перерезав все основные дороги, идущие в райцентр. Рубеж обороны находился в районе сегодняшнего моста на развязке дорог Минск – Витебск и Логойск –Гайна и проходил около  дороги Минск- Витебск на холмах напротив деревни Малиновка. Оборона была организована достаточно грамотно, но полк занимал большое по протяженности расстояние. Заранее были оборудованы боевые позиции, выкопаны окопы, установлены орудия для борьбы с танками. Немцы не ожидали упорного сопротивления, думали войти в Логойск без боя.

Вот, что поведал житель деревни Кондратовичи В. И. Ивинский, в то время тринадцатилетний мальчик: «…Немцы шли из Веснино через Кондратовичи на Логойск, тогда это была центральная дорога. На машинах и мотоциклах ехали. Тут у нас в Кондратовичах остановились на выгоне за деревней и обед устроили. Ели сухой паек, у них в мотоциклах была еда. Мы пацаны были, пошли туда на выгон, немцы нам печенье, конфеты давали. У немцев были губные гармошки, музыка была, песни свои пели. Пообедали и поехали на Логойск, дорога тогда шла прямо на Логойск около Медухово.

Когда они уехали, через какое-то время услышали пулеметную стрельбу, с узгорков стали по ним бить… А тут в лесу их тоже встретили между Чуденичами и Острошицам, был бой. Там потом партизаны Воронянского оружие себе находили…В этот же день, после того как немецкие войска поехали на Логойск, здесь у нас в Кондратовичах немецкий самолет высадил броневик.(???) (Вероятно у дороги для передачи приказа наступающим частям совершил посадку самолет, а потом с этого же направления в деревню приехала бронированная разведывательная машина, именно поэтому у свидетеля сложилось впечатление, что броневик был выгружен из самолета. Немецкая авиация в 1941 г. не располагала самолетами способными перевозить такие тяжелые грузы.- примечание Д.Киенко) А мы там на поле кров пасли. Броневик подъехал к нам, из него вылез немецкий офицер и спросил: - Кондратовичи?  Мы ответили, да Кондратовичи. Он посмотрел на карту, сел в броневик и он поехал в сторону Логойска...»

Не получилось у немцев легко занять Логойск – красноармейцы остановили их на заранее подготовленных позициях.

   1 июля 1941 года 288 полк плотным огнем встретил немецкие части, подошедшие к Логойску. Долго продолжался ожесточенный бой, несколько атак отбили красноармейцы. Артиллерия с оборудованных позиций  била по немецким танкам.  Пока были боеприпасы полк сдерживал позиции несмотря на потери. Тяжелый бой с превосходящими силами противника продолжался до вечера. Но потом сказалось преимущество немцев в живой силе и технике. В небе господствовала немецкая авиация, бомбившая и обстреливавшая позиции полка. После многочисленных атак немцы смогли прорвать оборону полка и вышли в тыл оборонявшим Логойск. Часть бойцов оказалась в окружении и повернули оружие в сторону Логойска, отбивая атаки немцев с тыла.

Кончились боеприпасы и не было их подвоза,   бои доходили до рукопашных схваток. Силы были неравные, оставшиеся после боя красноармейцы вынужены были отступить в леса восточнее Логойска. После этого немцы заняли районный центр Логойск. На долгих три года Логойщина оказалась в оккупации.

Многие бойцы, сражавшиеся под Логойском, прошли дорогами войны до Берлина. Участник этого боя, наводчик противотанкового орудия Н. Бельский впоследствии писал, что этот бой под Логойском в конце июня 1941 года следует назвать «мясорубкой», так как сотнями падали гитлеровцы и наши воины.

На развязке дорог на месте боя DSCN3255На развязке дорог на месте боя DSCN3255

Находки на месте боя на перекрестке дорог

Житель деревни Малиновка  Фелициан Загорский был свидетелем тех событий: « …Немцы шли из Логозы, а наши откопали окопы под Логойском. По горе, которая у нас называлась Плитница, устроили оборону. Там, где памятники стоят- там окопы были. Немцы шли по лесу с логозинской дороги, шли броневики, танки и солдаты шли. Самолет немецкий прилетел, покрутился тут и полетел назад. Отец мой был на лугу возле коней, немцы ему сказали: «забирай коней и уходи скорей, здесь бой будет». Много тут положили наших солдат, возле дубов они похоронены. Пушки наши стояли, одна большая, другие поменьше. Самолеты немецкие летали над местом обороны. На месте боя был подбитый танк немецкий. Сначала наши долго отбивались, но потом немцы зашли с тыла, у погибших солдат оружие было направлено в сторону Логойска. Деревенские потом собрались и пошли на место боя. Там пушки стояли разбитые. Оружия много было, потом партизаны его там находили. Старики наши местные похоронили солдат в братских могилах там где памятники стоят сейчас…»

Документы погибших воинов бережно хранил местный житель из деревни Малиновка Павел Годлевский. Потом он передал проходившим командирам эти солдатские документы, но сведений где они сейчас могут быть - нет. Сейчас о подвиге защитников Логойска напоминают обелиски погибшим здесь в июле 1941 года бойцам 288 стрелкового полка 64 дивизии. Они расположены на местах былых боев недалеко от дороги Минск – Витебск. Много лет прошло с тех пор, но прошлое напоминает о себе - ведь существует связь времен. Весной 2008 года проводилась реконструкция этой дороги, строилась развязка на пересечении дорог Минск- Витебск и Логойск – Калачи. Строители при производстве работ обнаружили останки погибших тогда солдат – бульдозер неожиданно вывернул на поверхность земли ящик с боеприпасами. Строительство в этом месте остановили и начали свою кропотливую работу солдаты из 52 специализированного батальона, в результате которой были найдены в земле останки человеческих тел, боеприпасы, фрагмент пулемета »максим» с заклинившим патроном, ботинки с обмотками, котелки, фляжки и другие солдатские предметы.

Но самым важным из найденного были эбонитовые капсулы, в которые солдаты обычно вкладывали свои личные данные. Многие солдаты из суеверия не носили эти солдатские медальоны, но в данном случае поисковикам повезло- и капсулы нашлись и прочитать удалось написанное на бумаге. Таким образом выяснилось, что в составе пулеметного расчета были двое солдат из Кардымовского района Смоленской области- Евгений Михайлович Ивашков,1915 г.р., Василий Константинович Волосенков, 1912 г.р. и уроженец деревни Васильково Егорьевского района Московской области Сергей Андреевич Суров,1912 г.р. Все они числились пропавшими без вести. Сразу же к поискам родственников погибших солдат подключились логойские журналисты, во многом благодаря усилиям которых удалось их найти. 

Памятник на подступах к Логойску на месте боев IMG 0670

Рассказывает Ирина Станкевич:»…Это большая удача, что нашли медальоны с записками. Эти данные позволили районным властям Логойщины перезахоронить останки героев на братском кладбище города не как безымянных солдат, а с именами на обелисках. С мая 2008 года ведется поиск родственников погибших солдат. Отправлены десятки запросов различные инстанции, имена погибших выложены на сайтах телепрограммы  «Жди меня» и поисковом «Дорогами войны». И поиск дал результаты- нашли  родственников Василия Волосенкова и Сергея Сурова, нашлась дочь Евгения Ивашкова, и уже в ноябре  2008 года с сыном и племянницей она посетила Логойск, положила цветы на могилу отца. Признаться, были тревога и сомнения: вдруг Евгения Евгеньевна захочет увезти с собой останки отца? Но женщина рассудила мудро: « шестьдесят семь лет папа лежал в вашей земле. Она теперь для него не менее родная, чем смоленская. Рядом с ним – его товарищи. Те, на которых он рассчитывал в трудную минуту…».

Памятник на подступах к Логойску на месте боев IMG 0672

И вот совсем недавно удалось выяснить, что и у других погибших  воинов были солдатские медальоны. Как утверждает логойчанка Регина  Богуш, жившая тогда в Малиновке, ее отец Константин Богуш принес с места захоронения солдат много медальонов в рюкзаке и где то их спрятал, намереваясь сохранить их до освобождения, чтобы передать властям и сообщить родственникам погибших. Но  в феврале 1943  года житель деревни Малиновка К.А. Богуш был расстрелян немцами за связь с партизанами, а место хранения капсул с тех пор осталось неизвестным и поиски не дали результата. Будем надеяться, что и эта тайна когда то откроется. 

Давно закончилась война, солдаты наконец обрели покой на нашей  земле, родственники узнали их судьбу, могут побывать на могиле и положить цветы.

Хочется верить, что могилы солдат, защищавших Родину в далеком 1941 году, будут всегда ухожены, а мы всегда будем помнить о их подвиге.

                                                                                       Александр Павлюкович,

научно-исследовательская группа военной истории "Рубон".

С 2014 г. в Логойском районе группой военной истории "Рубон" ведется систематическое исследование по поиску мест падений самолетов и гибели экипажей в период 1941-1944 г.

Поиски самолетов в Щучинском и Логойском районах.

Поиски самолетов в Логойском районе 21 октября 2017

Исследования в Логойском районе Минской обл.

 

 

VK

Наш канал в YouTube

Яндекс.Метрика