РУБОН - сайт военной археологии

Путь по сайту

Военная история

В группе "Рубон" нет специалистов по военно-морской истории, мы занимаемся авиацией, однако посчитали возможным перевести на русский язык информацию о гибели подлодки К-23, что бы потомки подводников знали о их судьбе. 

 Главным преимуществом подлодок является их скрытность.  Подходя невидимыми к противнику, они стараются оставаться незаметными как можно дольше, что делает их особенно опасными. Бывает и так, что после неудачной атаки и обнаружения себя подлодка сама становится целью. В таком случае она экстренно погружается и, маневрируя, старается уйти от преследования. Но это удается не всегда. Иногда, в особенности если противник явно слаб, подлодка всплывает и открывает артиллерийский огонь. Такие ситуации хотя и редко, но в истории Второй мировой войны случались.

В материале рассказывается о судьбе советской подлодки К-23, которая в течении многих лет оставалась тайной. До периода «гласности» советские публикации, говоря о последнем бое подлодки, опирались на радиосообщения от командира корабля и радиоперехват сообщений немецкой авиации и кораблей, находившихся в том районе. Но и сегодня обстоятельства ее гибели остаются не полностью раскрыты.

Подлодка К-23

Официальная версия, в основе которой лежит изданная Генштабом в 1946 г. «хроника Великой отечественной войны на Севере»  говорит, что подлодка К-23 после окончания прикрытия союзных конвоев вышла на позицию в районе мыса Nordkin   и мыса Nordkapp  с заданием поиска подлодки Щ-401 и дежурства в районе Oksfjord. В 12.00 обнаружила конвой в составе одного  транспорта и двух дозорных кораблей, который шел курсом на север. Подлодка К-23 атаковала и потопила транспорт, но и сама была атакована глубинными бомбами кораблей сопровождения. В результате взрывов были повреждены топливные баки  и К-23 выдавала свое местоположение топливными пятнами. В связи со сложившимся положением командир принял решение о всплытии и принять бой используя артвооружения подлодки, в результате боя оба корабля противника были потоплены. В 12.00 командир 1-й бригады подлодок, находившийся на борту К-23, сообщил командующему СФ, что в квадрате 8114 торпедной атакой был уничтожен один транспорт противника и два корабля сопровождения при помощи артиллерии. Подлодка имеет повреждения от ответного огня и ждет помощи. В 14.00 подлодка получила приказ возвращаться в Полярный. В 15.50 согласно данным радиоперехвата самолет противника атаковал подлодку, которая погрузилась. Этот же самолет попросил поддержки из Киркинесса, а  сам продолжил наблюдение за районом. В 17.12 еще один Ju-88 вылетел из Киркинесса. В 23.00 лодку начали вызывать по радио, но ответа не было.

Предположительно во время боя одним из вражеских снарядов был выведен из строя двигатель подлодки, а после атаки самолетом она ушла под воду и утонула. Это все что известно в официальной версии ее гибели.

Следует отметить, что на борту подлодки находился и командир 1-го дивизиона бригады подводных лодок СФ капитан 2-го ранга Гаджиев, который решил выйти в море с экипажем подлодки после того, как в предыдущем плавании командир К-23 вел себя пассивно, в результате чего подложка не нашла противника.

Что же случилось 12 мая 1942 г.?!

Безусловно больше сведений о событиях дают немецкие документы. Они сообщают, что в 9.22 по берлинскому времени, недалеко от мыса Nordkin (перед Oksfiord) К-23 под командованием капитана 1-го ранга Леонида Потапова обнаружила конвой, идущий курсом на восток. В составе конвоя было два транспорта «Karl Leonard» (6115 т.) и «Emsland» (5189 т.) Их сопровождали три дозорных корабля «Polarkreis», «Kiautschau» и «Polarmeer», а также противолодочные корабли Uj-1101 Uj-1109 Uj-1110 (Uj - сокращение от немецкого Unterseebootjager – «охотник за подводными лодками», в данном случае все три «охотника»- это бывшие рыбацкие суда). [1]

Транспортник Emsland (5189 брт.) из состава конвоя атакованного К 23 в тот день

 

К-23 вышла на позицию атаки и выпустила торпеды по конвою, однако из-за большой дальности попадания не было. Одна из торпед, выпущенная с дистанции 5000м. прошла рядом с Uj-1110, идущим впереди группы противолодочных кораблей и затонула на расстоянии 10 м от его борта.  В результате обнаружения торпеды была объявлена тревога и группа «охотников», отделившись от конвоя, направилась в сторону места предполагаемого пуска торпеды. Шансы на то, что они могли обнаружить подлодку были очень малы ввиду большого расстояния и весьма слабых гидролокационных средств.  Вскоре была обнаружена еще одна торпеда, которая без боевой части дрейфовала в вертикальном положении на волнах. Место было обозначено буями и с борта Uj -1110 была высажена группа для ее подъема на борт.

Типичный вид на малый арктический конвой идущий у берегов Норвегии, на заднем плане идет транспорт.

Совершенно неожиданно для немцев, через 14 минут после обнаружения торпед подлодка К-23 всплыла в 130-ти кабельтовых от дрейфующего Uj-1110. В момент ее появления  до Uj-1101 было  140 каб., а до  Uj-1109 72 каб. Еще через минуту подлодка открыла артиллерийский огонь и на максимальной скорости стала уходить в северном направлении,  совершая маневры на борт, давая тем самым возможность артиллеристам-подводникам стрелять как с ее носового, так  и с кормового орудий.

Вслед за ней бросился Uj -1109, также открыв огонь из своего 88-мм орудия. Два других немецких корабля также начали стрелять, однако расстояние до них было насколько большим, что снаряды немецких орудий просто не долетали до подлодки. После отстрела 78 выстрелов с борта Uj- 1101 и 44 выстрелов с борта Uj-1110, они прекратили погоню в 10.28.

Обмен залпами был относительно коротким по времени, но оказался фатальным для подлодки. Через 7 минут после начала артдуэли один из немецких снарядов попал в «Катюшу» в районе левого борта у переднего края рубки. Из подлодки начал валить черный дым, который в некоторых публикациях описывается как дымовая завеса, поставленная с целью скрыть подлодку. Несмотря на попадание, скорость лодки не упала, а ее артиллеристы продолжали огонь. В 11.10 корабли противника, встав в пеленг, начали преследование. Попытка прижать подлодку к минному заграждению не удалась. На одном из немецких кораблей команда заметила на поверхности воды масляные пятна. По мнению немецкой стороны, вероятно, они могли быть из поврежденного бака в районе рубки, но на этом этапе боя и преследования скорость лодки не упала и она не оставляла за собой явно видимого большого топливного следа. Вероятно, мог быть поврежден внешний корпус, так как в последующем она не могла уйти глубоко под воду ввиду поступления воды при повышении давления при погружении.

Ответным огнем подлодка повредила Uj-1109, вынудив его к маневрированию. Дуэль продолжалась до 10.42, когда на немецком корабле закончились снаряды и, отстреляв последний из 95 шт., в 11.45 он сбавил ход и через 6 минут потерял из виду «Катюшу».

В 11.53 Uj-1110 обнаружил след топлива, но в 12.13 он также сбавил ход и единственным кораблем, идущим вслед за К-23, остался Uj-1101.

Советские подводники пришли к выводу, что погоня отстала и их потеряли и приступили к немедленной ликвидации повреждений.

Еще в 11.00 с борта подлодки была послана телеграмма: «транспорт торпедами, два дозорных корабля артиллерией уничтожены квадрат 8114 курс на север. Получил повреждения от артогня. Командир дивизиона подлодок». В 13.00 командование приказало подлодке возвращаться на базу, однако подтверждения о том, что радиограмма получена, от подлодки не последовало.

В 13.02 над районом писков лодки появился самолет, который взлетел лишь через полтора часа после его вызова. Он поднялся с аэродрома Банак в северной Норвегии в 12.10. Атака самолета в 13.09 оказалась для экипажа К-23 полной неожиданностью. Ju-88 с двух заходов сбросил четыре 250 кг. фугасные бомбы с высоты сначала 400м., а во втором заходе 50 м. Одна из них, согласно сообщению пилота, взорвалась в метре от  кормы, но летчик ошибочно оценил расстояние, иначе бы К-23 скорее всего потеряла бы ход, но этого не произошло и она погрузилась,  оставляя после себя большой топливный след, который через час растянулся на 10-12 км. Немецкие корабли начали движение по выявленному следу, как по шоссе, надеясь, что летчики будут находиться в районе поиска и они вместе догонят «раненую» подлодку и нанесут ей последний удар. Так и случилось. В 13.45-13.49 второй вызванный в район поисков Ju-88 с высоты 89 м. атаковал четырьмя 250 кг фугасными бомбами подлодку.  Она находилась под водой, а летчик сбросил груз в районе, где заканчивался топливный след.  Взрыватели, выставленные с замедлением, взорвались после погружения в воду.  В 13.53 К-23 сделала попытку всплыть, но была атакована стрелковым вооружением с двух круживших над ней самолетов и снова ушла под воду. Самолеты стали наводить на нее противолодочные корабли, следовавшие курсом 350.Схема боя (на польском языке) кораблей охранения и К 23

Погоню возглавил Uj-1101, за ним- Uj-1110 и замыкал Uj-1109. Поврежденная подлодка шла на небольшой глубине со средней скоростью, оставляя за собой хорошо видимый след. Самолеты, ведя огонь из бортового оружия, указывали кораблям на место положения подлодки. В квадрате  AC4955 обнаружили пятно топлива и масла диаметром 80-100 м.    Uj-1101 в 15.40 прошел через пятно диаметром 150 м. В это время немцам удалось обнаружить подлодку при помощи гидролокатора по азимуту 40 градусов. Подлодка сначала остановилась, а затем снова начала движение со скоростью 4-5 узлов. Самолеты, выработав топливо, ушли на аэродром. В 16.30 корабли, став уступом, начали ковровый сброс глубинных бомб.  Uj-1101 сбросил 18, Uj-1110 23, Uj -1109 22 глубинные бомбы. Всего на подлодку сбросили 63 глубинных бомбы. После одного из взрывов в 16.40 перед кораблем Uj-1109 появились пузыри воздуха, вероятно в это время на подлодке пытались продуть балласт. Бело-зеленый след пузырей начал двигаться в северном направлении. Он был 100 м. в длину и 15 метров в ширину. Этот же след был отмечен в 17.00 и на него с борта того же немецкого корабля сбросили еще 9 глубинных бомб, взрыватели которых выставили на глубины от 75 до 100 м. Именно эти бомбы смогли поразить лодку, так как на поверхности появился большой воздушный пузырь и огромное пятно топлива, куски пробки, дерева и бумага. Среди покрывшего водную поверхность дизельного топлива и масла, снизу дорожкой начали постоянно подниматься воздушные пузыри: лодка начала тонуть и по инерции продолжала движение с креном на нос, опускаясь на дно. Еще в течении 8 минут акустики слышали шум винтов. В это время подлодка в агонии опускалась  на дно. Затем топливо стало поступать на поверхность в одном и том же месте, увеличиваясь в диаметре, пока не достигло 2 км. Немецкие матросы выловили на поверхности воды советские книги и около 60 элементов подлодки, которые были разорваны взрывом.  Лодка затонула предположительно на глубине 250 м в 65 милях севернее мыса  Nordkin вместе с 71 членом экипажа.

Командир 2 го дивизиона бригады подлодок Северного флота капитан 2 го ранга М.И. Гаджиев

Остаются вопросы: почему подлодка, после проведенной неудачной атаки, всплыла на поверхность? Каковы мотивы Гаджиева и Потапова, принявших решение о всплытии, в ситуации, когда со стороны эскорта подлодке угрожала опасность? Логичнее было бы, если бы подлодка после неудачной атаки отошла и продолжила патрулирование и поиск целей.

Командир К 23 капитан 3 го ранга Л.С. Потапов

Российские историки объясняют необходимость всплытия повреждением топливных баков, однако повреждение баков это уже следствие, а не повод и причина всплытия. Их бы не повредили артогнем, если бы лодка не всплыла. Что же заставило принять решение о всплытии? Часть исследователей разделяет версию о том, что решение на подъем было вызвано желанием атаковать корабли охранения огнем артиллерии, ведь не зря подлодки типа «К» прозвали «подводными крейсерами» из-за наличия у них весьма солидного артвооружения из двух орудий калибра 100 мм и двух калибра 45 мм. Располагая таким солидным «аргументом», «Катюша» вполне имела шансы уничтожить небольшой конвой. При этом нужно отметить, что противник был весьма слабо вооружен, так как каждый из его противолодочных кораблей имел лишь по одному 88-мм орудию, а невысокий профиль подлодки над водой и морская волна затрудняли им точное прицеливание. Возможно, инициатором артиллерийской атаки был Гаджиев, так как 3 ноября 1941 г. он, будучи на борту подлодки К-3, которая находилась под управлением капитана 3-го ранга Малофеева, принял артиллерийский бой с тремя такими же кораблями сопровождения, при этом потопив один Uj-1708. Сама подлодка получила небольшие повреждения надстройки и в районе рубки. Потапов также имел опыт использования артиллерии. 26 октября 1941 г в районе Kwenangen фьерд он атаковал корабль «Start», отстреляв по нему 15 снарядов 100 мм. Корабль не получил фатальных повреждений, но были убиты семь немецких моряков. 19 января 1942 г. в Porsanger фьерд после неудачной торпедной атаки он снова поднялся на поверхность и 31 артиллерийским залпом своих 100-мм орудий послал на дно немецкий транспорт  «Sőrőy»  (506 т.).

 Могли ли эти успехи и опыт стать поводом к принятию решения, что и в этом случае у них есть шанс на успех? Еще одной версией всплытия является разряд аккумуляторных батарей, в следствие долгого нахождения в подводном положении и выхода на рубеж атаки.  После неудачной атаки оставался выбор: быть на месте с вероятностью оказаться обнаруженной и атакованной, либо всплыть и, ведя артиллерийский огонь, попытаться уйти от преследования, имея преимущество в скорости в надводном положении.

Следует учесть, что на борту находились два командира, один из которых прибыл для того, чтобы показать подчиненным, что значит активные действия. Но они оба недооценили возможностей немецкой авиации, ведь именно она застала «Катюшу» на поверхности.

Jan Radziemski, перевод военного историка Д.Киенко

 

[1] Эти данные приводятся в работе Б.Громма «Война на море 1939-45. Действия в Арктике» Т.1 с.451. 

Мы в "Одноклассниках"

Мы "В Контакте"

Яндекс.Метрика