РУБОН

сайт военной археологии

Путь по сайту

Я помню...

Заместитель политрука 13-й заставы 87-го

Ломжинского пограничного отряда.

 В ночь на 22 июня 1941 г. мы вместе с помощником начальника заставы младшим лейтенантом Н. Я. Ершовым проверяли несение службы пограничными нарядами.

Как раз подошли к наблюдательной вышке на правом фланге участка заставы, когда тишину взорвал шквал артиллерийского огня. Загрохотали густые разрывы в районе нашей заставы, снаряды падали на проходившее неподалеку шоссе к переправе через реку Писса.

Мы залегли у основания вышки. Наблюдая в бинокль, младший лейтенант обнаружил стоявшую на открытых позициях на возвышенности за Писсой вражескую батарею. Обстреляли ее из наших десятизарядных винтовок. Фашисты нас засекли и усилили обстрел района вышки.

Принимаем решение перебраться в дзот, расположенный у пересечения шоссе и ведущей к заставе просеки. Из него хорошо просматривался правый фланг участка заставы и более чем километровый отрезок шоссе. Вскоре на шоссе показались два мотоцикла с пулеметами на носу колясок. В каждом по три фашиста. Скорее всего, это был разведывательный дозор. Подпустив их на близкое расстояние, мы метнули гранаты. Оба мотоцикла были уничтожены, а экипажи убиты.

К дзоту тем временем вышел парный наряд моего земляка-запорожца младшего сержанта Алексея Белименко и рядового Алексеева, а потом еще пять пограничников, в том числе инструктор служебных собак ефрейтор Селезнев. Все они были из ночных нарядов и спешили на помощь заставе. Поскольку за разведкой-мотоциклистами по шоссе могла следовать пехота врага, мы какое-то время оставались у дзота, чтобы остановить ее. Но она не появлялась, и мы двинулись на соединение с основными силами заставы.

Когда по тропе под перекрестным пулеметным огнем добрались до заставы, догорал ее верхний этаж, начали рваться боеприпасы в складском помещении нижнего этажа. Мы вскочили в центральную траншею, где встретили связного Муштенко. Он передал приказ начальника заставы старшего лейтенанта М. И. Никонова, чтобы Ершов возглавил оборону на правом фланге, а я - в центральной траншее. Начальник заставы руководил боем на левом фланге с переправившейся через Писсу вражеской пехотой. В траншее уже находились еще один мой земляк ефрейтор Семен Коваленко и рядовой Константин Козырев Они поднимались на наблюдательную вышку, когда начался артиллерийский обстрел границы. Один из снарядов попал в основание вышки, и она зашаталась. Коваленко и Козырев слетели вниз. Оправившись от падения, они поспешили к заставе. По пути наткнулись на четырех фашистских автоматчиков и гранатами уничтожили их.

Находившиеся напротив центральной траншеи фашистские автоматчики, которые просочились с левого фланга, активности не проявляли. Оставив прикрытие, я с группой бойцов бросился на помощь левому флангу. Здесь горстка пограничников, возглавляемая старшим лейтенантом Никоновым, с 6 часов утра отражала упорные попытки врага, зацепившегося за берег, расширить плацдарм и навести переправу через Писсу. Пограничников поддерживал огнем крупнокалиберных пулеметов один из дотов Замбровского укрепрайона, расположенного за рекой Нарев.

У группы Никонова, кроме личного оружия бойцов, имелся только один станковый пулемет. Наводчик пулемета был убит в самом начале боя. Его сменил командир пулеметного отделения сержант Иван Ходос. Когда миной разбило станковый пулемет, сержант, раненый, продолжал вести огонь из ручного пулемета, пока его не заклинило от перегрева. Тогда в течение нескольких минут связной Мутенко, ставший заряжающим у Ходоса, доставил из центральной траншеи еще один пулемет, и Ходос по-прежнему метко разил фашистов.

К берегу реки, прикрываясь дымовой завесойй били по огневым точкам пограничников, пытались подавить огонь из дота. В разгар одной из вражеских атак из леса с саблями наголо, в развевающихся бурках выскочил эскадрон наших кавалеристов-казаков. Они начали рубить фашистскую пехоту. Эта лихая контратака отбросила врага за Писсу, но и конники понесли тяжелые потери от кинжального огня из-за реки. Однако потом гитлеровцы снова стали перебираться на наш берег.

Седьмой час оборонялась застава. Нас оставалось все меньше и меньше, на исходе были боеприпасы. Мы с Алексеем Белименко поползли из траншеи к берегу за оружием убитых фашистских автоматчиков. Удалось подобрать около десятка автоматов с магазинами и под вражеским огнем благополучно доставить их в траншею. В один из критических моментов ефрейтор Селезнев и другие инструктора служебных собак стали пускать их на подползавших фашистов. Верные четвероногие друзья помогали нам, как могли: набрасываясь на врагов, вынуждали их отползать назад или вскакивать и попадать под пули пограничников.

Безуспешные попытки противника навести переправу через Писсу на участке нашей заставы прекратились примерно в 12 часов дня. Но к этому времени гитлеровцы уже преодолели рубеж Писсы севернее и стали обходить нас справа. Мы могли оказаться в окружении, а приказа отходить не было. Он поступил только после 12 часов. Обороняемый участок следовало сдать регулярным частям и отойти на соединение с комендатурой и отрядом.

После восьми часов боя из 58 бойцов и командиров заставы в живых оставалось 14. Все раненные и контуженные. Начальник заставы разделил нас на две группы. Первую в составе Белименко, Ходоса, Коваленко, Селезнева, рядового Величаюка и других, всего 9 человек, он повел в Ломжу, где размещался штаб погранотряда. Во вторую, которую возглавил младший лейтенант Ершов, вошли я и нуждавшиеся в госпитализации бойцы Алексеев и Миронов. Их вместе с контуженной женой начальника заставы Леной, которую вынес из горящего здания заставы Семен Коваленко, мы должны были доставить в тылы укрепрайона. Так началось наше отступление от границы.

Источник: В Июне 1941 г. (Воспоминания участников первых боев на Гродненщине).

Редактор и отв. за выпуск – Р.И.Карачун – Гродно, 1997.

Электронную версию подготовил Дмитрий Скивицкий.

 

VK

Наш канал в YouTube

Яндекс.Метрика