РУБОН - сайт военной археологии

Путь по сайту

Я помню...

Майор, начальник 86-го Августовского

пограничного отряда

 

 Здорный Гурий Константинович (1902 – 1984) – полковник в отставке. С мая 1938 г. – начальник штаба 14 погранотряда, с сентября 1939 г. – начальник 14 погранотряда, затем 86 Августовского погранотряда Белорусского пограничного округа. После выхода из окружения с августа 1941 г. – начальник 4-го отдела УНКВД Калининской области, начальник штаба истребительных батальонов Калининского фронта. Затем проходил службу на Кавказском фронте, в Азербайджанском, Молдавском, Украинском пограничных округах. С апреля 1944 г. по июнь 1945 г. – слушатель Военной академии имени Фрунзе. С 1950 г. по 1953 г. – начальник погранвойск МГБ Камчатского округа. С июля 1953 г. работал в органах внешней разведки, был советником начальника Управления пограничных войск Польской Народной Республики. В январе 1957 г. уволен запас по болезни. Жил в г.Киеве.

Для публикации нами выбран данный вариант воспоминаний по причине наиболее полного воспроизведения событий, которые происходили на участке 86 Августовского пограничного отряда 22 июня 1941 г. Электронная версия воспоминаний подготовлена по изданию: В июне 1941 г. Воспоминания участников первых боев на Гродненщине. – Гродно, 1997. – Редактор и ответственный за выпуск – Р.И.Карачун. Этот вариант воспоминаний отличается от публикации «Маршала Кулика … я передал командованию Красной Армии по акту» в журнале «Военно-исторический архив» № 6 (30). Во-первых, есть расхождения в численном составе (2229 человек в ВИА) и протяженности границы, охраняемой Августовском погранотрядом (180 км). Во-вторых, в публикации ВИА более подробно описывается путь отступления сводного погранотряда по территории Беларуси, указывается дата и место выхода из окружения (18 июля в районе Рогачева), называется цифра потерь Августовского погранотряда в первый день войны (около 1400 человек), отмечается, что именно с отрядом майора Здорного перешли линию фронта маршал Кулик и генерал-майор Голубев.

Электронную подготовку к публикации осуществили Дмитрий Киенко и Сергей Пивоварчик.

 

86-й Августовский пограничный отряд нес охрану участка государственной границы, окаймлявшего с востока и юга так называемый Сувалковский выступ и имевшего протяженность в 140 км. Погранотряд имел в своем составе аппарат управления со штабом, вспомогательными службами и подразделениями, пять комендатур с двадцатью линейными и пятью резервными заставами и один контрольно-пропускной пункт на железной дороге. Маневренная группа отряда еще в 1940 году была направлена в Литву для усиления 106-го погранотряда и до начала войны обратно не возвратилась.

Аппарат управления размещался в г. Августове. Комендатуры отряда находились: 1-я - в п. Сопоцкин. в 25 км северо-западное г. Гродно, 2-я - в п. Липск, примерно в 30 км западнее Гродно, 3-я - в Августове, 4-я - в п. Райгруд. в 20 км юго-западнее Августова. 5-я комендатура и КПП - в г. Граево. 1-я, 2-я и 5-я комендатуры имели по четыре линейные заставы, 3-я - пять и 4-я - три. Все линейные заставы размещались в нескольких сотнях, а отдельные и в десятках метров от границы с интервалом друг от друга в 5-10 км.

Без маневренной группы в отряде числилось около 2100 человек. Из них 60 процентов приходилось на линейные заставы. Согласно штатному расписанию заставы должны были иметь по 63 человека (резервные - по 42). Однако командование отряда в целях усиления наиболее опасных и ответственных участков маневрировало наличными силами. В частности, за счет других были количественно укреплены 11-я и 12-я заставы 3-й комендатуры. В результате этого, а также вследствие болезней, командировок и отпусков к началу войны количество бойцов на большинстве застав было около 40. Отряд, как и другие части пограничных войск, имел на вооружении лишь винтовки, ручные и станковые пулеметы, гранаты и небольшое количество автоматов.

С учетом усиления напряженности на границе командование отряда в конце мая 1941 года дало указание установить круглосуточное наблюдение за сопредельной стороной, дополнительно укрепить оборонительные сооружения опорных пунктов застав и комендатур. Планировалась эвакуация семей.

Вечером 21 июня я встретился с прибывшим в августовский гарнизон командующим 3-й армией генерал-лейтенантом В. И. Кузнецовым, доложил обстановку на границе и уточнил с ним наиболее важные вопросы взаимодействия. Затем, сообщив о результатах встречи в штаб пограничного округа в Белосток и отдав необходимые распоряжения, выехал на стык с 87-м погранотрядом в 10 км южнее Граево для встречи начальника погранвойск страны генерал-лейтенанта Г.Г.Соколова. Он в сопровождении начальника войск Белорусского пограничного округа генерал-лейтенанта И.А.Богданова совершал инспекторскую поездку по частям округа.

Начальник политотдела отряда батальонный комиссар И. Г. Герасименко выехал на ночь на участок 2-й комендатуры, где обстановка казалась особенно сложной. Начальник штаба отряда капитан И. А. Янчук, офицеры штаба и комендатур были поглощены решением неотложных текущих дел. Большинство комсостава застав лично выходило в эту ночь на охрану границы.

В половину первого ночи 22 июня заместитель политрука 11-й заставы Ковалев и сержант Сорокин, находившиеся в секрете, услышали подозрительный шум в кустах у линии границы. Когда наряд приблизился к этому месту, двое нарушителей границы открыли по нему огонь, ранив Сорокина. Ответным выстрелом Ковалев убил одного нарушителя, оказавшегося немецким солдатом. Тут же на немецкой стороне появилась большая группа гитлеровцев, поведшая огонь из автоматов. На место происшествия сразу же выехал начальник заставы лейтенант Фалдин с группой бойцов. Вскоре туда прибыл и комендант участка капитан Мысев. Полагая, что этой провокацией противник пытается отвлечь силы 11-й заставы от наиболее ответственного левого фланга, где проходила шоссейная дорога из Сувалок на Августов, командование отряда дало указание сконцентрировать силы заставы у этих дорог, а менее опасный правый фланг прикрыть группой резервной заставы 3-й комендатуры.

Во втором часу ночи на стыке 6-й и 7-й застав 2-й комендатуры на нашу территорию, вероятно с целью захвата "языка", вторглось около 15 фашистов, но были обнаружены и с боем отброшены за границу. В 2 ч. 30 мин. на участке 6-й заставы пытались проникнуть через границу 18 немецких солдат, переодетых в красноармейскую форму. В коротком бою один немец был убит, один ранен, а остальные отошли назад. Раненый гитлеровец был взят в плен и показал, что скоро начнется война.

Обо всех этих инцидентах докладывалось мне. Понимая серьезность: положения, я приказал поднять по тревоге все подразделения, усилить охрану дорог и троп, идущих за границу, всему личному составу отряда быть готовым к отражению попыток вторгнуться на нашу территорию. Но передать этот приказ во все подразделения не удалось.

Примерно в 3 часа 40 минут в небе над участком погранотряда показались первые группы немецких самолетов, летевших вглубь советской территории. Я в это время в тылу 20-й заставы на шоссе у разграничительной линии с 87-м погранотрядом докладывал встреченному генерал-лейтенанту Г.Г.Соколову об обстановке на участке нашего отряда. Все мы немедленно отправились в Граево и через 20 минут были в штабе 5-й комендатуры. В это время началась бомбежка граевского гарнизона и железнодорожной станции.

Я связался по телефону с начальником штаба отряда капитаном И. А.Янчуком, который доложил, что заставы 1-й, 2-й и 3-й комендатур подверглись нападению и вступили в бой, фашистская авиация бомбит Августов. Внезапно связь прервалась и разговор остался неоконченным. Тут же стали поступать сведения с застав 5-й комендатуры, что немецкие войска перешли границу и начали боевые действия.

Генерал Соколов решил выехать в штаб погранотряда. Перед отъездом я приказал коменданту 5-го участка майору Д. П. Ильину связаться с командованием местного гарнизона, объединить с ним силы и оказать помощь линейным заставам. После этого на трех легковых автомашинах мы выехали из Граево по шоссе на Августов, но сразу же на нашем пути стали рваться снаряды. Автомашины вынуждены были свернуть на полевые дороги и, часто застревая, двигаться по болотистой местности на восток. Только после полудня, преодолев около 30 км, мы прибыли в п. Гонендз в 7 км северо-восточное крепости Осовец. Здесь Соколов и Богданов решили следовать в штаб округа в Белостоке, а мне приказали направиться в Августов и организовать действия отряда в соответствии с обстановкой.

Что же происходило в это время на линии границы?

В 4 часа немецкая артиллерия открыла огонь по заставам. После почти часовой артподготовки колонны вражеских войск пересекли границу и, обходя заставы и доты укрепрайона, двинулись вдоль дорог, ведущих к Гродно, Августову, Граево. Одновременно для блокирования и уничтожения пограничных застав были брошены специально выделенные пехотные подразделения, поддерживаемые артиллерийским и минометным огнем. Вначале на каждую заставу наступало от полуроты до батальона фашистов, которые должны были в пределах одного часа уничтожить гарнизоны застав. Но действительность опрокинула эти расчеты. Ни выделенных сил, ни отведенного времени не хватило врагу на подавление наших застав. Для этого ему пришлось подключать, и порой не на короткое время, дополнительные силы, отрывая их от решения задач по форсированному продвижению вглубь нашей страны.

Насмерть стояла 3-я застава 1-й комендатуры во главе с лейтенантом В.М. Усовым. Она располагалась в бывшем монастыре Юзефатово, в 7 км западнее поселка Сопоцкин, и состояла из двух стрелковых отделений, одного пулеметного и одного отделения служебных собак. Насчитывала застава 30 человек, имела на вооружении винтовки, станковый и два ручных пулемета.

На рассвете 22 июня, как только вражеская артиллерия открыла огонь, дежурный по заставе подал команду "К бою!" и все пограничники заняли места в укреплениях своего опорного пункта. Первое стрелковое отделение расположилось в окопе напротив леса, подходившего к заставе с запада и юго-запада. В этот же окоп пришел со снайперской винтовкой начальник заставы. Второе отделение, с которым находился политрук заставы А. Г. Шарипов, заняло окоп, прикрывавший заставу с севера и северо-запада. Ручные пулеметы были установлены на флангах отделений, а расчет станкового пулемета разместился на чердаке конюшни.

Сразу же после окончания артподготовки Усов серией красных ракет подал сигнал "Все на заставу". Но в это время фашисты пересекли границу и находившиеся на ней наряды вступили в бой. Две группы немцев начали переправляться через р. Черная Ганьча. Одна группа численностью до роты стала продвигаться к позиции первого отделения. До взвода солдат шло на окоп второго отделения. К этому времени связь с комендатурой и другими заставами была прервана, и начальник заставы посылает с донесением об обстановке в комендатуру парный наряд во главе с ефрейтором Г. Солосовым.

Тем временем противник продолжал сближение. Когда до фашистов осталось 300 м, пограничники по команде Усова открыли огонь. Неся потери, немцы залегли. Затем около взвода фашистов попыталось обойти заставу с юго-запада, но как только они подошли к просеке, их встретил огонь ручного пулемета Н. Тупицына и П. Тоболина. После отхода этой группы с северо-запада к заставе стал приближаться бронетранспортер врага. Навстречу ему со связкой гранат пополз рядовой М. Фатюшкин. Одновременно Шарипов направил замполитрука Г. Стебайло с группой бойцов в тыловой окоп, находившийся за каменным подвалом заставы.

Связка гранат, брошенная Фатюшкиным в бронетранспортер, не подбила его, но вынудила развернуться и скрыться за высотой. Вскоре враг снова атаковал позиции защитников заставы, но дружным огнем пограничников атака была отбита. Во время одной из последующих атак небольшой группе гитлеровцев под прикрытием минометного огня удалось обойти заставу с тыла, но там их встретила и отбросила назад группа Стебайло.

Будучи не в силах одолеть защитников заставы, фашисты подтянули орудия и открыли огонь прямой наводкой. Тем не менее и последующие атаки врага были отбиты. Однако в ходе боя, особенно от артобстрелов, разрушались оборонительные сооружения, таяли силы пограничников. Погиб пулеметчик Ф. Рыбаков, был тяжело ранен санинструктор Францев. Спустя некоторое время, ранение в голову получил пулеметчик Т. Малофеев, контузило бойца А.Вавилова. Умолкли оба ручных пулемета. Осколок пробил кожух станкового пулемета, был убит командир пулеметного отделения А. Башорин. Пятую рану получил Усов, но и после этого руководил боем, пока не поразил его смертельный осколок.

Командование над оставшимися в живых принял Шарипов. Он заменил и погибшего пулеметчика Башорина. Горстка храбрецов продолжала бой. пока из комендатуры не возвратился Солосов, передавший приказании отходить на Гродно. Около 12 часов Шарипов отдал приказ отходить через посевы ржи к лесу. До леса добралось человек 10,. включая и Шарипова.

Также мужественно сражались и другие заставы отряда 4-я застава, которую возглавлял старший лейтенант Ф. П. Кириченко, располагалась вблизи лесного массива в 800 м от границы. Первым в бой вступил наряд бойцов Колоколова и Карельского. Вскоре первый был убит, а Карельский сражался, пока не израсходовал все 120 патронов своего боекомплекта и обе гранаты и лишь после этого присоединился к заставе.

Наступавших фашистов пограничники подпустили на близкое расстояние и по команде Кириченко открыли огонь. Тогда немцы попытались обойти заставу по лесу. Начальник заставы разгадал их маневр и выдвинул на опушку леса группу бойцов с командиром отделения Обойщиковым. Внезапный огонь заставил гитлеровцев откатиться назад.

Многократно атаковали фашисты заставу, но всякий раз их встречал меткий огонь пограничников. Несли потери и защитники заставы. Кончались боеприпасы, помощь к заставе не поступала, а уже завершался десятый час войны.

Кириченко принимает решение об отходе. С боем пограничники вырвались из окружения, но в этой последней схватке у своей заставы погибает ее начальник. Командование принял политрук П. X. Кондратюк. Их, сумевших прорвать огненное кольцо, осталось очень мало, но они с честью выполнили свою задачу.

Еще более сложная обстановка сложилась на участке 1-й заставы, которой командовал старший лейтенант А. Н. Сивачев. Застава размещалась в д. Головенчицы. в нескольких сотнях метров от границы и еще ближе к шоссейной дороге Сейны – Сопоцкин. От начавшегося в 4 часа утра артобстрела загорелись казарма, дом начсостава, хозяйственные постройки. Но начальник заставы успел сообщить в комендатуру, что к шоссейной дороге подтягиваются танки и мотопехота противника, а в направлении заставы двигаются автоматчики, что личный состав занял круговую оборону в своем опорном пункте. На этом связь с комендатурой прекратилась.

А в это время по шоссе в сторону Сопоцкина начали двигаться колонны войск противника. Преградить им путь застава не могла, так как вынуждена была отбиваться от непрерывно штурмовавшего её врага. Много часов фашисты пытались раздавить маленький гарнизон бесстрашных воинов и всякий раз,неся большие потери, откатывались назад. До батальона пехоты и два танка потеряли фашисты на подступах к заставе. И только после 13 часов дня оставшиеся в живых несколько пограничников во главе с заместителем политрука Л. С. Портиковым оставили разрушенные окопы и отошли на восток к Неману, чтобы соединиться с армейскими частями.

Трагически сложилась судьба бойцов 2-й линейной заставы 1-й комендатуры и ее резервной заставы. 2-я застава находилась в лесу за д. Соничи, западнее"шоссе"Сейны – Сопоцкин. Получив сообщение, что по нему начали двигаться большие силы немцев, начальник заставы лейтенант Васильев собрал все наличные силы и в соответствии с планом взаимодействия с 1-й заставой, который отрабатывался еще в предвоенное время, без всякого промедления бросился навстречу врагу.

Аналогичное решение во что бы то ни стало преградить путь двигавшемуся по шоссе к Сопоцкину в обход дотов укрепрайона противнику принимает и начальник штаба 1-й комендатуры капитан Н. И. Гиль, исполнявший обязанности коменданта. Он направляет туда резервную заставу и кавалерийский состав комендатуры. И вот две небольшие группы_пограничников, одна со стороны 2-й заставы бегом и вторая от комендатуры голопом на лошадях, устремились навстречу вражеской армаде и с ходу вступили с не в бой на открытой, не подготовленной для обороны местности. Сколько времени продолжался бой, неизвестно, как неизвестно и то, остался ли в живых хоть один участвовавший в нем пограничник. Не участвовавшие в этом бою пограничники 2-й заставы, а в основном это были возвратившиеся с нарядов на границе примерно в 11 часов оставили горевшую от зажигательных снарядов заставу и присоединились к гарнизону ближайшего дота укрепрайона, разделив впоследствии судьбу его защитников.

Стойко держалась на своем рубеже 5-я застава 2-й комендатуры, располагавшаяся в д. Сторожинцы. Около 4 часов утра наряды заставы обнаружили концентрацию у границы до батальона пехоты и свыше 20 легких танков. Пограничники приготовились к бою. После артобстрела в 5 часов немецкая пехота начала атаку, но она захлебнулась. При этом особенно отличился боец Жук, в упор расстреливавший из станкового пулемета наступавших фашистов.

Немцы стали обходить заставу. Тогда ее начальник лейтенант А. А. Морозов отвел бойцов на запасную позицию у соседней высотки. Отход прикрыл огнем из своего пулемета Жук. Но вскоре его пулемет разбило миной, а сам он был ранен.

В течение шести часов застава вела бой, а затем, прорвав окружение, соединилась с комендатурой. Погибли политрук Н. И. Тетерев, помощник начальника заставы лейтенант М. А. Бирюков, два младших командира и 11 бойцов, но застава оставалась боеспособным подразделением и в дальнейшем продолжала сражаться в составе объединенных сил 2-й комендатуры.

Так же упорно сопротивлялась, а затем по приказу отошла и соединилась с комендатурой и 6-я застава, дислоцировавшаяся в д. Скеблево.

В начале боя на границе комендант 2-го участка капитан Мягков и находившийся в то время в комендатуре мой заместитель по политической части батальонный комиссар Герасименко силами личного состава комендатуры и резервной заставы прикрыли участок шоссе Августов - Гродно в тылу 5-й и 3-й застав. Позже вместе с отошедшими от границы 5-й и 6-й заставами объединенные силы комендатуры отошли 4 км южнее Липска и до вечера держали оборону у моста через р. Бебжа на шоссе, ведущем в Домброву, а затем в соответствии с полученным приказом двинулись на соединение с отрядом.

7-я застава размещалась в д. Красное, через которую проходила лесная дорога от границы к шоссе Августов-Гродно. Начальником заставы был старший лейтенант А. Е. Шацкий. В 4 часа застава подверглась сильному артиллерийскому и минометному обстрелу, что послужило сигналом боевой тревоги. Разобрав оружие, пограничники заняли огневые точки. От артогня загорелись постройки заставы. Старшина заставы Попов с группой бойцов вынес из горящей казармы боеприпасы.

В это время прервалась связь со штабом комендатуры и соседними заставами. Дежурный по заставе сержант Степанов успел только сообщить по телефону о нападении противника и тут же был убит осколком разорвавшегося снаряда. Выходивший в разведку к границе заместитель политрука Шамшин доложил в 5 часов 30 минут, что у опушки леса наблюдается большое скопление солдат противника. Примерно через час наблюдатель Меляев сообщил о движении в направлении заставы до 500 фашистов.

При приближении немцев застава встретила их всей силой своего огня и заставила залечь. Возобновился артобстрел, появились два легких танка и две бронемашины врага. Они были сожжены или подбиты с помощью связок гранат группой бойцов во главе с помощником начальника заставы лейтенан том Малахаевым. Особенно отличился при этом младший сержант Полищук. До 14 часов 30 минут застава удерживала опорный пункт, но была окружена и потеряла 11 человек. Погибли также жена и младший сын начальника заставы.

Он решил вывести свое подразделение из окружения и присоединиться к комендатуре. Возглавлять группу прорыва Шацкий поручил Малахаеву, а сам с двумя бойцами остался прикрывать отход. Этот замысел был успешно осуществлен, но при прорыве погибли Малахаев, еще три бойца и последний сын начальника заставы. В дальнейшем застава, не найдя своей комендатуры, присоединилась к одной из частей 27-й стрелковой дивизии и с нею отходила на Волковыск.

До конца выполнили свой воинский долг 8-я и 9-я заставы. Размещавшиеся в большом и почти бездорожном лесном массиве, на значительном удалении от своих комендатур, они мужественно стояли на своих позициях до последнего. К сожалению, мне неизвестна судьба их гарнизонов. Вероятнее всего они полностью погибли.

10-я застава находилась на узком перешейке между озерами Белое и Студеничное, в шести километрах северо-восточное Августова. Вскоре после начала боевых действий на границе ее начальник старший лейтенант Чусев сообщил по телефону в отряд и комендатуру, что на дороге, проходившей через перешеек, появились вражеские танки и что он решил отвести заставу к мосту на Августовском канале, соединявшем озера, как к наиболее удобному месту для обороны. После этого связь с заставой прекратилась.

Как я узнал много лет спустя от бывшего пограничника заставы А. А. Кошнякова, они держались на рубеже канала до позднего вечера, отразив несколько попыток гитлеровцев преодолеть его. Примерно в 12 часов в Августов был направлен конный посыльный, но он вскоре возвратился раненым и сообщил, что в городе уже немцы, наших частей там нет. Стало ясно, что застава отрезана от своих. Немцы даже не предпринимали больше атак, считая, что застава вынуждена будет сдаться. Ночью оставшиеся в живых пограничники отошли в направлении крепости Осовец.

В семи километрах севернее Августова размещалась самая многочисленная в отряде 11-я застава (в начале 1941 года в ней было около 110 человек). Почти рядом с нею проходило шоссе из Сувалок на Августов и находился мост через р. Близна, по которой проходила линия границы. С началом войны она в течение 45 минут подвергалась ожесточенному артиллерийско-минометному обстрелу. Затем последовал налет двух пикирующих бомбардировщиков, сбросивших фугасные и зажигательные бомбы. Все постройки заставы загорелись, а немецкая пехота пошла в атаку. Дружным огнем она была отбита. Враг потерял около 30 солдат. При отражении атаки особенно отличились пулеметчики сержант Шевченко и ефрейтор Павлов.

Последовал новый огневой налет, а затем вторая атака. Поскольку при обстреле были выведены из строя наши пулеметы, немцам удалось ворваться во двор заставы. В рукопашном бою пограничники отбили и эту атаку. Боец

Юлсатов гранатой уничтожил нескольких фашистов, ефрейтор Глушко в упор застрелил двух гитлеровцев.

В течение четырех часов застава удерживала свой опорный пункт, уничтожив свыше 80 солдат противника. Пограничники тоже понесли немалые потери. Погибли начальник заставы лейтенант Фалдин, его помощник лейтенант Дубов, был ранен политрук Мамонов. Командование заставой принял сержант Шевченко.

Вскоре по шоссе двинулись танки и мотопехота. Но и теперь пограничники не дрогнули. Два танка были подбиты связками гранат. Затем, получив приказ, застава организованно, продолжая сдерживать натиск фашистов, отошла к району обороны комендатуры на окраине Августова. Здесь застава вместе с личным составом 3-й комендатуры и ее резервной заставой соединилась с подразделениями одного из полков 27-й стрелковой дивизии и в дальнейшем действовала в их составе.

Сложным был и участок 12-й заставы, располагавшейся в д. Яновка, в 10 км северо-западнее Августова. Поэтому ее численный состав был увеличен до 90 человек. К началу войны начальник заставы находился в отпуске и его замещал политрук Белый.

Когда мотопехота противника, прорвавшись через границу, вошла в Яновку, застава навязала уличный бой и остановила ее продвижение. Фашисты вынуждены были перебросить сюда еще до батальона мотоциклистов. К этому времени на поддержку пограничников подошел наш стрелковый батальон. Вместе с ним застава почти до вечера отражала натиск врага. Большинство пограничников погибло, в том числе и политрук Белый, но они надолго задержали продвижение фашистов.

Отразила первые атаки немецкой пехоты и 13-я застава, находившаяся около д. Грабово. В бою отличились командир отделения Нехлюдов и пулеметчик Курбатов. Когда немцы вплотную подобрались к заставе, ее начальник старший лейтенант Алехин поднял бойцов в контратаку, и враг был отброшен. Однако силы защитников заставы таяли. Погибли помощник начальника заставы Герасимов, командир отделения Нехлюдов и многие бойцы. Учитывая обстановку старший лейтенант Алехин организовал отход заставы от границы. Вскоре она соединилась с 12-й заставой и поддерживающим ее стрелковым батальоном.

С наступлением темноты оставшиеся на поле боя раненые пограничники Иатвеев, Тихонов, Поганин и будущий Герой Социалистического Труда первоцелинник Курбатов решили пробиваться на восток. Очень долгим и неимоверно трудным был их путь к своим. Лишь к началу осени они добрались до Брянских лесов, где влились в 1-ю Клетнянскую партизанскую бригаду.

Артиллерийский обстрел застав 4-й комендатуры погранотряда начался в 4 часа 30 минут. Одновременно усиленная рота немецкой пехоты, развернувшись в цепь и сбив пограничные наряды, двинулась на 14-ю заставу, начальником которой был старший лейтенант Силантьев. Так же противник начал действовать и против 15-й заставы, которой командовал лейтенант Добровинский. 16-я застава, участок которой почти полностью проходил по озеру Райгрудское, нападению не подверглась.

Первые лобовые атаки успеха фашистам не принесли. Тогда они начали обходить 14-ю и 15-ю заставы группами по 20-40 человек. Вскоре заставы оказались в окружении. Комендант участка старший лейтенант Шерендак с отделением связи комендатуры пытался пробиться к окруженной уже 15-й заставе, но добиться этого не смог.

Оказавшись в окружении, защитники застав действовали стойко и мужественно. Они подпускали немцев на 70-100 метров и лишь тогда открывали внезапный ружейно-пулеметный огонь, вынуждая их отходите на исходное положение. Проявляя личную инициативу, сержант Злоба, ефрейтор Речицкий и другие пограничники выдвигались вперед, подпускали фашистов на 20-30 метров и расстреливали их в упор из пулеметов и автоматов, уничтожали гранатами.

В 13 часов встречными ударами подошедшей резервной заставы комендатуры под командой лейтенанта Жданникова и защищавшегося гарнизона было прорвано окружение 14-й заставы. При ее отходе гитлеровцем удалось отрезать расчет станкового пулемета в составе Григоренко и Лосева, оставленный для прикрытия, но они стойко продолжали отбивать натиск фашистов, пока не подоспела на выручку резервная застава.

На очередь встала задача по деблокированию 15-й заставы. В 17 часов объединенные силы резервной, 14-й застав и комендантского взвода атаковали противника на северо-восточной окраине д. Попова, где располагалась 15-я застава. С юга удар нанесла 16-я застава, начальником которой был лейтенант Юрченко. В результате противник был отброшен к границе. Объединенные же силы 4-й комендатуры затем отошли к д. Чарна Весь и присоединились к оборонявшимся здесь подразделениям 27-й стрелковой дивизии.

О действиях застав 5-й комендатуры сохранилось очень мало конкретных сведений. Известно, что все они стойко встретили первый удар врага. Комендант участка майор Ильин дал по телефону на заставы указание держать оборону в опорных пунктах и ждать помощи частей Красной Армии. Однако эта помощь не пришла. Уже в 8 часов утра, под давлением многократно превосходящих сил противника, дислоцировавщийся в Граево 239-й стрелковый полк и присоединившиеся к нему подразделения 5-й комендатуры, вынуждены были начать отход. Мужественно сражавшиеся на своих рубежах 17-я, 18-я и 19-я заставы из боя не вышли. Судьба их гарнизонов неизвестна. Самая левофланговая 20-я застава вела бой до 11 часов и только под угрозой окружения начала отходить на восток. К вечеру она вышла к крепости Осовец и впоследствии учавствовала в ее обороне.

Штабу погранотряда некоторое время после начала военных действий удавалось поддерживать связь по телефону с комендатурами и заставами. Но вскоре она прервалась. Дублирующих ее средств в отряде не было. С учетом расстояний и обстановки не представлялось возможным заменить их и посыльными. Вследствие этого большинство подразделений отряда действовало самостоятельно.

Когда управление комендатурами и заставами со стороны штаба отряда стало невозможным, его начальник капитан Янчук, осуществлявший в мое отсутствие руководство погранотрядом, организовал эвакуацию из Августова в Белосток семей начсостава, отправку в округ наиболее важных документов, уничтожение документов и ценностей, которые нельзя было вывезти и которые не должны были попасть в руки врага. Одновременно в соответствии с планом прикрытия границы, разработанным на случай военных действий, и на основании указаний округа осуществлялся вывод управления погранотряда с его вспомогательными подразделениями и службами в район д. Штабин, находившийся в 15 км юго-восточнее Августова.

Сюда примерно в 15 часов прибыл и я. Приняв командование отрядом, дал распоряжение выслать для установления связи с комендатурами несколько групп связных, усилить ближнюю разведку. К вечеру 22 июня был принят переданный по радио приказ заместителя начальника войск округа комбрига А. П. Курлыкина, согласно которому погранотряду надлежало отходить вглубь страны. По получению этого приказа во все комендатуры были направлены связные с указанием об отходе, местах и сроках сбора. Однако не все комендатуры удалось найти. Следующие сутки ушли на ожидание подхода подразделений, возвращения связных, на подготовку к маршу.

24 июня ядро отряда, в которое вошли его штабные и вспомогательные подразделения и службы, а также резервная застава 4-й комендатуры, начало отход. Вскоре в обусловленном месте к нам присоединились объединенные силы 2-й комендатуры. Вначале мы двигались единой колонной с охранением и разведкой. В последующем, за Волковыском, когда сильно стали сказываться условия окружения, колонна разделилась на четыре группы по 100-200 человек. Отдельно выходили 4-я и 5-я комендатуры и небольшие группы других подразделений отряда.

После того, как основная группа, в состав которой входило командование отряда и при которой находилось знамя части, с севера обошла Барановичи, к ней присоединилась группа командиров 10-й армии вместе с ее командующим генерал-майором К. Д. Голубевым. Несколько дней с нами шел и генерал-лейтенант Д. М. Карбышев, но затем он решил следовать самостоятельно и вместе со своим адьютантом оставил основную группу погранотряда.

При отходе пограничниками отряда было уничтожено несколько встретившихся им групп противника. От авиации и в боевых столкновениях при отходе понесли потери и мы. Но не менее трети всего личного состава отряда вышло из окружения, соединилось с нашими частями и затем защищало важные рубежи на подступах к Смоленску и под Москвой. Отдельные бойцы и командиры отряда влились в ряды народных мстителей Белоруссии. 

Источник: В июне 1941 г. Воспоминания участников первых боев на Гродненщине. – Гродно, 1997. – Редактор и ответственный за выпуск – Р.И.Карачун. Электронную версию подготовили: Дмитрий Киенко, Сергей Пивоварчик.

 

Мы в "Одноклассниках"

Мы "В Контакте"

Яндекс.Метрика