Путь по сайту

Историк Игорь Кузнецов выявил интересный документ описывающий "работу" НКВД в Минске в 1938 г, в нем отражены незаконные расстрелы организованные  наркомом внутренних дел БССР Наседкиным А.А. (на фото)

Обзорная справка по делу № 21700 (арх. № 975044)

по обвинению Наседкина Алексея Алексеевича.

27-29 ноября 1954 г.

КОПИЯ С КОПИИ.

по обвинению НАСЕДКИНА Алексея Алексеевича, 1897 года рождения, уроженца г. Москвы, рабочего, по профессии электромонтёра, члена ВКП(б) с 1918 года, до ареста наркома внутренних дел БССР, депутата Верховного Совета СССР.

НАСЕДКИН арестован 29 января 1939 года на основании постановления от 18 декабря 1938 года, санкционированного быв.[шим] наркомом Внутренних дел СССР Берия и зам.[естителем] прокурора СССР РОГИНСКИМ.

В постановлении указано, что НАСЕДКИН, будучи наркомом внутренних дел БССР, получив 28 ноября 1938 года приказ НКВД СССР № 0762, запрещающий приведение в исполнение приговоров с высшей мерой наказания – расстрелом, отдал приказ привести в исполнение приговора, датировав этот приказ 4 ноября 1938 года[,] в результате только по одному городу Минску было незаконно расстреляно 275 человек.

На допросе 21 января 1939 года НАСЕДКИН показал:

«В заговорщическую организацию в органах НКВД я был вовлечен в конце 1936 года быв.[шим] нач.[альником] 3 отд.[ела] УНКВД МО ЛЕБЕДЕВЫМ. В её состав входят: ДЕЙЧ, РАДЗИВИЛОВСКИЙ, ЛИСТЕНГУРТ, ЯКУБОВИЧ, АРНОЛЬДОВ, ВУЛЬФ, СИМАНОВСКИЙ и он, ЛЕБЕДЕВ. Что же касается 3 отд.[ела], то ЛЕБЕДЕВ мне сообщил, что его установки во вражеской работе выполняют РАТНЕР Самуил, МОЛЧАНОВСКИЙ, ЗАЗУЛИН, САВИН и КОГАН... В конце ноября 1938 года, получив приказ НКВД СССР о запрещении приводить в исполнение приговора[,] ранее вынесенные тройкой НКВД СССР и Военной Коллегией Верхсуда СССР[,] я приказал расстрелять 90 человек[,] осуждённых тройкой [НКВД] БССР[,] и 86 человек, осуждённых Военной Коллегией Верхсуда СССР, но задержанных 3 отделом для оперативных целей. Оформил своё распоряжение задним числом». (л.д. 33-49)

16 июля 1939 года НАСЕДКИН от данных им показаний 21 января 1939 года отказался, но затем на этом допросе показал: «Признаю, что действительно мною проводилась вражеская работа в органах НКВД, которая выражалась в незаконных методах ведения следствия, фальсификации, незаконных арестах невиновных людей и их расстрелах... По приезде в Смоленск КАРУЦКИЙ рассказал мне о существовании заговорщической группы в составе: ВИКТОРОВА – пом.[ощника] нач.[альника] УНКВД, ЭСТРИНА – нач.[альника] 3 отд.[ела], КРИВУША – нач.[альника] 5 отдела, САМУСЕВИЧА ст.[аршего] инспектора УНКВД, РАССКАЗОВА – пом.[ощника] начальника 4 отд.[ела], ИВАНОВСКОГО – пом.[ощника] нач.[альника] 5 отд.[ела], МАЛЫГИНА – нач.[альника] СПО, ВАЛИК[А] пом.[ощника] нач.[альника] СПО... За 1937 год КОРУЦКИМ и мною по Смоленской области было арестовано 12000 человек, из них осуждено по 1 категории 4500 человек; Среди репрессированных и осуждённых было большое количество совершенно невинных людей... Когда я приехал в Смоленск, то в 3 отделе, начальником которого был ЭСТРИН, натолкнулся на показания арестованных латышей о наличии в Москве национального латышского центра, существовавшего под вывеской общества «Прометей»[,] и в латышской секции Коминтерна, а я имел уже опыт по созданию и фальсификации всякого рода организаций в УНКВД Московской области, усмотрел в этих материалах возможность «отличиться» перед Москвой и немедленно с докладом выехал к ЕЖОВУ.

Ознакомившись с материалами[,] ЕЖОВ оживился, стал потирать руки и сразу же спросил меня, много ли в Смоленской области латышей и сколько я могу арестовать. Я ему ответил, что всего по учёту значится около 5000 чел.[овек], из них примерно 50% взрослых, из которых можно арестовать как националистически настроенных 450-500 чел[овек].

На это ЕЖОВ мне заявил: «Чепуха, я согласую с ЦК ВКП(б)[,] и надо будет пустить кровь латышам, арестуйте не менее 1600-2000 чел[овек]...»

Я спросил ЕЖОВА, арестовывать ли из указанных им категорий латышей, на которых нет компрматериалов. На это ЕЖОВ ответил, что материал добудете в процессе следствия. ЭСТРИН в течение 8-10 дней арестовал около 1000 чел.[овек], большинство арестов необоснованные».(л.д. 50-72)

На допросе 20 июля 1939 года НАСЕДКИН показал: «ФРИНОВСКИЙ, встретив меня на заседании Верховного Совета, предложил мне «нажать» на эсеров... «Давай, садись на телефон и жми».

«Бери всех, кто состоит на учёте[,] и всех, кто принадлежал в прошлом к эсерам, пусть ребята в 2-3 дня посадят человек 500». Я тут же по телефону отдал распоряжение ВИКТОРОВУ. Через два дня мне ВИКТОРОВ сообщил, что арестовал 300 человек, до этого было арестовано и осуждено тройкой 400 чел[овек]... Были проведены необоснованные массовые аресты». (л.д. 73-96)

21 августа 1939 года НАСЕДКИН все свои прежние показания подтвердил военному прокурору.

Бывший сотрудник УНКВД МО ПОСТЕЛЬ 22 ноября 1938 года на допросе показал:«Этот период моей работы в начале 1937 года с НАСЕДКИНЫМ является тяжёлым периодом моей чекистской жизни, т.к. полгода работы с ним – это была сплошная учёба[,] как по[-]«липовому» разворачивать дела, как составлять «генеральные» протоколы... Он часто приводил в пример своих работников ЭКО ЛАРИНА, ГАБАЛОВА, МОЛЧАНОВСКОГО, которые понимают его с полуслова[,] и поэтому развернул большие шпионские вредительские дела по МОГЭСУ, химической и оборонной промышленности... В начале польской операции летом 1937 года он непосредственно руководил всеми делами и допрашивал со мной и моим помощником ИЗОСИМОВЫМ[,] и оперуполномоченным ЗИСКИНД, учил и показывал, как при допросе арестованных нужно из связей нащупать интересных людей, поляков со связями, добиться от них показаний[,] и таким образом получается групповое дело... Так было при развороте группы Формэйстера, когда НАСЕДКИН с ИЗОСИМОВЫМ оформили протокол на трёх братьев Формэйстера. Так было при развороте ПОВ в милиции, когда он допрашивал со мной ШИПРОВСКОГО, намечая на черновике, кто, кого и когда приблизительно вербовал[,] и выяснял у ШИПРОВСКОГО как у бывшего секретаря парткома милиции, когда и с кем он беседовал по партийным делам – он превращал итоги этих бесед в вербовку и вовлечение в организацию. Основоположником «липачества» и учителем этой школы в 3 отделе являлся НАСЕДКИН[»]. БАРИНОВ Александр Дмитриевич, бывший секретарь НКВД БССР[,]

30 декабря 1938 года показал, что НАСЕДКИН, будучи наркомом внутренних дел БССР, укрывал компрометирующие материалы на нач.[альника] 8 отд.[ела] НКВД БССР УРЫВАЕВА, которого отдел кадров НКВД СССР хотел снять с работы. Он также показал, что ЗИСКИНД работал вместе с НАСЕДКИНЫМ начальником отделения 3 отдела УНКВД Смоленской области. Он же показал, что НАСЕДКИН, уезжая из Москвы в Смоленск, забрал с собой УРЫВАЕВА, ЗИСКИНДА, ЛАРИНА, ПАЦКЕВИЧА, ЛУКАЦКОГО, СЛУЦКЕРА и его, БАРИНОВА». (л.д. 217-223)

Бывший сотрудник НКВД БССР ГЕПШТЕЙН 20 марта 1939 года показал:

«НАСЕДКИН приехал сюда (БССР) с целой группой своих людей –СМОЛЯНСКИЙ, ЛАРИН, РЯДНОВ28, УРЫВАЕВ, БАРИНОВ». (л.д. 243-259)

Допрошенный 13 февраля ЛЕБЕДЕВ Сергей Иванович показал, что он является участником заговора в УНКВД Московской области с 1934 года, что в заговор его вовлёк ДЕЙЧ. Со слов ЛИСТЕНГУРТА знает как участника заговора РЕДЕНС[А], АРНОЛЬДОВА, РАДЗИВИЛОВСКОГО, УСПЕНСКОГО, ЯКУБОВИЧА, СИМОНОВСКОГО. Лично он, ЛЕБЕДЕВ,завербовал НАСЕДКИНА, руководившего отделом военной промышленности. Это было зимой 1936 года. «3 отдел УНКВД по МО к моменту получения в 1937 году директив наркома ЕЖОВА о разгроме к/р. Шпионских диверсионных формирований и националистической контрреволюции – оказался неподготовленным. Пришлось эту работу проводить в пожарном порядке». (л.д. 264-286)

Допрошенный ЗАЗУЛИН Василий Яковлевич – быв.[ший] нач.[альник] УНКВД Смоленской области[,] 16-21 февраля 1939 года показал:

«В Смоленской опергруппе, нач.[альником] которой был ЗИСКИНД,много следственных дел было подложных, подписи обвиняемых и свидетелей поддельны, показания выдуманы».

Он же показал, что Вяземской и Юхновской опергруппами по латышской операции были неосновательно арестованы ДРЕВЛЯК-ЮКУШЕВА, зав.[едующая?] Юхновской аптекой ЭФРА[,] и ЗАЙЦЕВ от них получил провокационные показания. (л.д. 287-325)

Бывший работник УНКВД РЯДНОВ Пётр Яковлевич 1 июня 1938 года показал:

«НАСЕДКИН мне сообщил, что он забирает в БССР завербованных им в заговорщическую организацию [М.А.] СТОЯНОВСКОГО, ЛАРИНА, УРЫВАЕВА и БАРИНОВА». (л.д. 338-349)

Бывший сотрудник НКВД ЗАВАДСКИЙ 19 апреля 1939 года показал:

«НАСЕДКИН поощрял поголовное избиение арестованных. Лично проходя по кабинетам, где допрашивались арестованные[,] и не разбираясь в сущности дела, избивал их. Для скорейшего «разоблачения» арестованных была установлена электрическая машинка, при помощи которой вымогалось... Быв.[ший] зам.[еститель] нач.[альника] 5 отд.[ела] УНКВД СО УРЫВАЕВ, будучи пьяным, поехал на автомашине на вокзал, встретил гражданку, жену рабочего, которая с пьяных глаз показалась [ему] подозрительной, задержал её, привёз в здание УНКВД, при допросе избил её, на утро она была освобождена». (л.д. 362-371)

Бывший сотрудник НКВД СТОЯНОВСКИЙ 5 июля 1939 года показал, что со слов НАСЕДКИНА знает, что УРЫВАЕВ являлся заговорщиком в органах НКВД: «УРЫВАЕВ – он сам по специальности инженер-химик, работал вместе с НАСЕДКИНЫМ[,] как и ЛАРИН[,] в Москве рядовым оперработником в Московском управлении. В Смоленск приехал с НАСЕДКИНЫМ на должность зам.[естителя] нач.[альника] 5 отд[ела]. В Минск поехал инспектором при наркоме НАСЕДКИНЕ, затем был нач.[альником] 6 отдела. Его качества: он обладал большой физической силой, бил арестованных, быстро колол. О нём в Смоленске говорили, что он изобретатель электростула». (л.д. 334-410)

10 июня 1939 года НАСЕДКИН на очной ставке с быв.[шим] зам.[естителем] нач.[альника] УНКВД Смоленской области ВИКТОРОВЫМ-НОВОСЕЛОВЫМ Михаилом Петровичем показал: «По инициативе ВИКТОРОВА или КАРУЦКОГО была организована группа «постоянных свидетелей» для составления фиктивных изобличающих показаний. Как метод ведения следствия ВИКТОРОВ ввёл электропытку и массовое избиение арестованных».

ВИКТОРОВ на очной ставке это подтвердил. (л.д. 455-460)

На допросе 26 мая 1939 года РЕДЕНС Станислав Францевич показал: «Мною с ведома ЕЖОВА были сохранены на руководящей работе в УНКВД МО Ягодинские люди – РАДЗИВИЛОВСКИЙ, ЛЕБЕДЕВ, НАСЕДКИН».

25 января 1940 года дело по обвинению НАСЕДКИНА рассмотрено Военной Коллегией Верховного Суда СССР. На судебном заседании НАСЕДКИН виновным себя признал лишь в незаконных расстрелах по Белоруссии.

Приговором Военной Коллегии он осуждён по ст. 58-1 «а» и 58-11 УК РСФСР к ВМН – расстрелу.

ПОМ.[ОЩНИК] ВОЕННОГО ПРОКУРОРА МВО

ПОДПОЛКОВНИК ЮСТИЦИИ – ПОСТНИКОВ.–

27-29 ноября 1954 г.

КОПИЯ ВЕРНА: ВП ОТД.[ЕЛА] ГВП –

МАЙОР ЮСТИЦИИ – Н. ШКАРУППА.–

31 января 1956 г.

Подписывайтесь на канал в YouTube

Яндекс.Метрика