РУБОН

сайт военной археологии

Путь по сайту

Партизаны

О партизанском движении в Беларуси и людях с ним связанных нам предстоит еще многое узнать, и зачастую правда будет не такой "отполированной" как нам ее представляют советские и некоторые постсоветские историки и идеологи. А этого офицера Кавинского Ивана Тимофеевича о котором пойдет речь ниже, наверняка после войны искали родственники,  а он так и оставался до наших дней "пропавшим без вести".

В конце 80-х мой отец Вячеслав Бриштен, путешествуя с пионерами в рамках поисково-туристической программы поискового отряда “ДОЛГ” по окрестным деревням у г.п. Радошковичи, узнал печальную  историю о том, как пьяные партизаны застрелили сбежавшего из лагеря военнопленного Ванюшку. Да! Так вот местные его назвали. Местные жители захоронили бойца за деревней  т.к. особист или нач. штаба отряда сказал им, что он был "враг народа". Выгородил подчиненного, того кто нажал спусковой курок направив оружие в бежавшего советского военнопленного! После войны власти так и не перезахоронили бойца в братскую могилу. Теперь это небольшая могилка в лесу, за вонючим скотомогильником.

 


Благородные жители, установили самодельный памятник Ванюшке. Мой отец с помощью партархива, а также перепиской с партизанами бригады "Штурмовая" пытался установить личность воина. Но узнал он не очень много, но ровно столько, чтобы я смог через много лет завершить этот  поиск. Итак, из письма Цыся Ивана Гордеевича (он умер 2 апреля 1990 года, а проживал в г. Кореновск, Краснодарского края) было известно, что фамилия товарища, с которым он бежал из лагеря была Калинский или Каминский, по прошествии 45 лет после того он точно не помнит, а звали его Иван.

Что был он танкист и лейтенант, проживал в Армавире. Дело было так. В марте 1943-го года группа военнопленных сбежала из лагеря в д. Рогово Заславского р-на. К вечеру они лесом добрались до некоей деревни. Там их встретили местные и отвели в хату. А далее нам могут рассказать подробности те, кто был свидетелями происходящего.

Не успели беглецы "очухаться", как в хату вошло два партизана, один из которых был пьян "в доску", да и одет один из них был к тому же в полицейскую форму. Произошел неприятный разговор. Партизан начал "выделываться" перед пленными изображая допрос. Этот "допрос" происходил в вульгарной, уничижительной форме (подробности я узнал из письма Цыся И.Г., а также данных НАРБ). На все вопросы за группу отвечал Иван. Он сразу же высказал свое отношение к такому допросу и намекал товарищам напасть на “полицаев” (так он решил, видимо). Но товарищи были слабы после побега. Да и сам он был не в лучшей форме (легко ранен в ногу при побеге). Партизан спросил, может ли бежать Иван, тот ответил, что может, но никуда не побежит. Через некоторое время партизан несколько раз выстрелил в потолок из винтовки СВТ и погас свет. Все гражданские выбежали на улицу и Иван вышел тоже. На дворе он спросил у хозяина, что ему делать. Хозяин посоветовал возвратиться с ним в дом. Они зашли и хозяин включил свет. Партизан спросил, чего же солдат не убежал и сказал ему бежать к немцам. Иван спокойно повернулся и вышел из хаты, но партизан приказал одному из военнопленных возвратить его. Как только Иван вновь зашел на порог хаты  осатаневший партизан два раза выстрелил ему в живот. Иван умер не сразу, он испытывал муки. Пьяный "герой" не дал товарищам раненого бойца даже дать ему попить воды. Хозяин смочил голову раненному и подал воды. Партизан приказал хозяину сопровождать партизан и пленных в соседнюю деревню, несмотря на просьбы хозяина остаться с раненым пленным. За Иваном хлопотала хозяйка, однако, когда хозяин вернулся Иван был уже мертв.  Особист местного отряда через несколько дней вел допросы пленных и с великим возмущением от них, а также местных жителей выслушивал о мерзком поступке партизана. Протоколы этих допросов  хранятся в архиве, и я их держал в руках. Что сказать: горько и обидно знать другую сторону правды о войне. Знать и помнить о ней тоже нужно. В одном из протоколов я прочитал фамилию Ивана. Это фамилия три раза в протоколе писалась как КОВИНСКИЙ. Сегодня, по приезду из архива, я отработал по интернету через сайт ОБД "Мемориал" фамилию КАВИНСКИЙ и КОВИНСКИЙ, и также смежные суффиксы в начале фамилии(такие как ОБ,АБ, ОГ, АГ (КАЧинский, например) и обнаружил такие данные: лейтенант Кавинский Иван Тимофеевич, командир взвода батальона тяжелых танков 112 танкового полка. Пропал без вести в сентябре 1941. Родился в 1921 году. Был призван Краснодарским крайвоенкоматом в 1939 году. Мать Ивана проживала в станице Отрадная, Краснодарского края по улице Красной, д.121. Строгую выборку по фамилиям Калинский,а также Ка(о)минский и Ка(о)минский (их много)я не делал, но там по датам и местности почти нет совпадений (как и в остальном) да и не краснодарские это фамилии. Остальные данные по Ка(о)винским не попадали не в год выбытия (41,42) не в войска, не в звание, не в местность, ни в возраст Ивана (молодой парень). А вот найденные данные попадают и в год выбытия -1941, и в возраст Ивана - около 20 лет, в местность - Армавир вроде как не очень далеко, в войска и звание. Это можно проверить. Очень надеюсь, что это наш Ванюшка. Я послал письмо в редакцию газеты станицы Отрадная. Хочется надеяться, что с помощью публикации мы сможем найти родственников Ванюшки. Данные его такие со слов Ивана Гордеевича: "среднего роста, телосложения худощав (хотя в плену все отощали), на лицо шмагм(л)оватый (я не понял это слово и не могу понять что оно означает), лицо немного продолговатое, глаза карие, красивый был парень".

P.S. Я был в той деревне несколько недель тому. Жив еще дед, который пацаном своими глазами все видел. Люди говорили разное и даже то, что вроде мать с Краснодарского края его, и что не дожила до того дня как узнала, что с ее сыном. Там это святая местная легенда. Может мой отец тогда довел поиск до конца? Бумаги, то я еще не все разобрал...да и те данные, что я недавно в руках держал тогда были засекречены.

Этот материал собрал и подготовил наш поисковик группы "Рубон" Дмитрий Бриштен.

VK

Наш канал в YouTube

Яндекс.Метрика