РУБОН - сайт военной археологии

Путь по сайту

Военная история

С большим удовольствием размещаю на нашем сайте "Рубон" статью моего друга и коллеги-историка Святослава Кулинка о немецких разведывательно-диверсионных школах. Она является продолжением ранее опубликованной на нашем сайте статьи "О деятельности немецких разведывательно-диверсионных школ в Беларуси (документальные источники НАРБ)"

Деятельность немецких разведывательных школ на территории Советского Союза в годы Великой Отечественной войны до сих пор не становились объектом комплексного самостоятельного исследования. Отдельные работы по данной проблеме грешат неточностями и нуждаются в серьезных коррективах [8, 9, 43]. Основу большинства исследований по истории немецких спецслужб составили материалы «Сборника справочных материалов об органах германской разведки, действовавших против СССР в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов», который состоял из двух частей: «Германская военная разведывательная и контрразведывательная служба «Абвер» и «Главное управление имперской безопасности Германии - РСХА и подчиненные ему органы» [38]. Эта работа носила закрытый характер и предназначалась для внутреннего использования.

С.В. Кулинок 

В статье мы рассмотрим основные количественные характеристики и особенности деятельности немецких спецшкол на территории следующих регионов Советского Союза: Беларусь, Украина, Прибалтика и Россия. Работа немецких спецслужб по созданию разведывательно-диверсионных школ на территории БССР подробно рассмотрена автором в следующих публикациях [13-15, 17]. Кратко резюмируя, отметим следующие основные особенности. Во-первых, основным направлением деятельности немецких секретных школ и курсов был «противопартизанский вектор». Подготовку агентуры для заброски в тыл СССР и Красной армии осуществляли около 30% школ, в то время как абсолютное большинство готовило кадры для борьбы с «лесными солдатами». В 1943 г. начальник Центрального штаба партизанского движения П. Пономаренко использовал даже понятие «противопартизанские школы» [37, с. 57].

Во-вторых, это новые оценки количественных данных по учебным центрам. Данные о 22 (25) школах, созданных в БССР в период оккупации, морально устарели и на сегодняшний день уже не актуальны. Последние исследования позволяют говорить о деятельности минимум о 50 местах стационарной подготовки немецкой агентуры [12].

В-третьих, это активная деятельность по организации специальных центров подготовки не только структурами абвера, но и другими оккупационными и секретными службами (Тайной полевой полицией ГФП, полицией и службой безопасности СД, айнзатцгруппами и командами, жандармерией). В некоторых городах одновременно могли действовать сразу несколько учебных центров. Например, в Минске действовало минимум пять школ немецких спецслужб [16, с. 147-148]. Аналогичную ситуацию можно наблюдать и в Борисове. Помимо известной абвершколы «Сатурн» в городе функционировала «школа гестапо» [26, л. 3-4]. Кроме того, в период оккупации там же действовала так называемая «школа специалистов» под руководством генерала Андрея Севостьянова. Школа работала под прикрытием «Организации Тодта» и готовила диверсантов узкого профиля [24, л. 88-89]. Действовали в Борисове и курсы разведчиков, организованные ГФП. Они «работали около 3-х недель. На курсах занималось 10-12 человек» [32, л. 25-25об.]. В Волковыске кроме мужской школы «существует женская шпионская школа, в которой обучаются 15 девушек. Школа находится в женской гимназии» [24, л. 120].

В-четвертых, важным представляется определить общее количество подготовленных в спецшколах агентов. К сожалению, точных цифр по данному вопросу на сегодняшний день в белорусской историографии нет. По сведениям разведывательного отдела Белорусского штаба партизанского движения (БШПД) только партизанами БССР было взято на учет 29 252 человека. В том числе: немецких шпионов, диверсантов и террористов – 8 584. Из числа взятых на учет было арестовано и расстреляно 7 464 человек, в том числе 5584 немецких шпионов, диверсантов и террористов [28, л. 24-27]. Следует учитывать, что в это число включены агенты-единоличники, которые не прошли стационарного обучения. По нашим подсчетам за годы оккупации спецшколы на территории БССР осуществили более 150 выпусков агентуры общим количеством от 15 до 17 тысяч человек.

Если говорить об особенностях деятельности немецких разведывательно-диверсионных школ на территории Украины, то следует выделить следующие особенности. Во-первых, это открытость архивов украинских спецслужб для исследователей. В 2000-е гг. был издан ряд указов, которые снимали ограничительные доступы к документам советских спецслужб: «О подготовке реестров рассекреченных архивных фондов (1991-2000)» (от 21 марта 2001», «О пересмотре секретов бывшего СССР» (от 2 ноября 2001), а также «О рассекречивании, обнародовании и изучении архивных документов, связанных с украинским освободительным движением, политическими репрессиями и голодоморами в Украине» [5, с. 64].

Во-вторых, это глубокое вплетение в историю оккупации проблемы «национально-освободительного движения» (ОУН-УПА) [2, 18, 36, 42]. Дело в том, что эти структуры также имели свои разведывательные и контрразведывательные органы и значительное количество агентуры [3].

В-третьих, на оккупированной территории УССР активно действовали разведслужбы государств-союзников Германии – Румынии и Венгрии, которые также активно использовали местную агентуру. За годы оккупации чекисты выявили на территории Украины 791 агента румынской разведки и 20 – венгерской [4, с. 83].

Если говорить об основном направлении деятельности спецшкол на территории Украины, то оно в большей степени было ориентировано на подготовку агентуры для заброски в тыл Советского Союза и Красной армии. Во-многом это связано с большой активностью на данной территории немецкого высокоэффективного разведывательного и пропагандистского органа – «Унтернемен Цеппелин» («Предприятие Цеппелин») [44].

Если рассмотреть вопрос о количественных аспектах деятельности немецких спецшкол, то единого мнения в украинской историографии на сегодняшний день нет. Историк А. Иванков отмечает, что «в ходе войны только по линии абвера и РСХА на советско-германском фронте было создано 33 школы и множество курсов. В частности, на оккупированной территории Украины действовало 15 разведывательно-террористических школ и курсов» [8, с. 76]. Известный исследователь А. Чайковский, в свою очередь, указывает: «Таких заведений на землях Украины во время фашистского нашествия было по меньшей мере три десятка. Каждые два-три месяца они выпускали почти 1500 человек, а на протяжении 1942 г. всего подготовили около 10 тыс. специалистов» [41, с. 201]. В историографии приводятся данные о деятельности учебных центров в селе Андреевка, Артемовске, Белгороде (подготовка детей), поселке Буды (Харьковская область), Волновахе, Житомире, Запорожье, Конотопе, Краматорске, Макеевке, Мелитополе, Мценске (подготовка детей), Райгородке, Олевске, Полтаве (пять), Протопопово, Славянске (подготовка детей), Симеизе, Симферополе, Тавеле. Архивные документы дополняют эти данные школами в Киеве [25, л. 300], Днепропетровске [31, л. 34-36], Чернигове [23, л. 18-19], Могилев-Подольске [6], селе Гущенци (Винницкая обл.) [7, т. 1, л. 9], селе Воронивица (Винницкая обл.) [7, т. 2, л. 6об.]. Эти данные еще требуют уточнения, однако можно говорить о том, что общее количество школ будет превышать 30.

Установить общее количество подготовленной агентуры на сегодняшний день представляется проблематичным. Если говорить о выявленной и разоблаченной агентуре, то можно привести следующие данные. В «партизанских объединениях и отрядах Украины было раскрыто и уничтожено 1069 человек, в том числе 930 агентов противника и 139 изменников. Среди местного населения было выявлено и ликвидировано 8 вражеских агентов и 1790 человек, которых квалифицировали как изменников, а всего по двум категориям – 2927» [10, с. 278, 299]. По линии НКВД/НКГБ историки приводят следующие данные: всего за период войны контрразведчики обезвредили на территории Украины 7849 агентов спецслужб противника, из которых 6951 агент немецкой разведки. Из них 2574 агентов были оставлены противников перед отступлением, 508 были заброшены в советский тыл, а 175 – завербованы еще в довоенный период [4, с. 83]. Как мы видим из приведенных данных – они весьма значительны.

Территория Прибалтики (Латвия, Литва, Эстония) также активно использовалась немецкими спецслужбами как «площадка» для обучения квалифицированной агентуры. К сожалению, из специальных исследований по обозначенной проблеме, можно выделить лишь работу Л. Баркова [1], посвященную противостоянию абвера в Эстонии. Отмечая особенности этого региона, укажем, что позиции немецкой разведки в этих странах были достаточно крепкими и хорошими и успели сформироваться еще в межвоенный период. Историк Барков, в частности, отмечает: «Ни в одной европейской стране, пожалуй, германская разведка не запустила свои щупальца так глубоко, как в… Эстонии» [1, с. 71].

Поскольку партизанское движение в Прибалтике было развито слабо, то основным направлением подготовки агентура было обучение с последующей засылкой, в основном, на территорию СССР и в части Красной армии. Вместе с этим, часть курсантов готовилась для заброски в партизанские соединения на сопредельных территориях – в Беларусь и Северо-Западные регионы России [19, л. 273-275; 20, л. 279-281; 21, л. 30; 29, л. 166-167]. На сегодняшний момент автором выявлены учебные центры в следующих городах и населенных пунктах (возможно различное написание): Балдоне, Балт-Эзерс, Валга, Вано-Нурси, Вяцати, Двинск, Каунас, Кейла-Юа, Летсе, Люцин, Миентариус, Мыза-Кумна, Предайне, Резнеке, Рига, Стренчи, Таллин, Ульброк, Царниково, Цесне. Всего около 20 школ.

Точных данных о количестве подготовленной агентуры пока нет. В большинстве школ одновременно обучалось от 30 до 80 агентов. Вместе с этим, через школу в Стренчи за годы войны прошло более 5 тысяч радистов, разведчиков и диверсантов [40, с. 56].

Деятельность немецких разведывательно-диверсионных школ на территории РСФСР также не являлось объектом самостоятельного исследования. Определенная часть материалов была опубликована в сборниках документов [11, 33, 34]. Значительный объем документов о деятельности спецшкол и курсов хранится в Национальном архиве Республики Беларуси, так как некоторые заведения готовили агентуру для заброски в леса и партизанские зоны Беларуси [22, л. 37, 50, 141-142; 25, л. 41-41об.; 27, л. 109; 30, л. 131, 133об.-134;]. Нами выявлены учебные центры в Брянске, Великих Луках, Гатчине, Клинцах, Краснодаре (три), Красном Боре, Мценске, Опочке, Орле, Остере, Петрозаводске, Пустошке, Ржеве, Рославле, Смоленске, Спас-Деменске, Торопце. Этот список неполный и будет уточняться. Общее количество подготовленной агентуры пока установить сложно. По приблизительным оценкам цифра может колебаться от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч агентов.

Подводя итог, отметим, что на территории СССР немецкие развернули густую сеть учебных заведений по подготовке квалифицированной агентуры. Они имели различную специализацию в зависимости от региона расположения. Общее количество открытых школ в историографии определяется следующим образом: «на советско-германском фронте в годы войны действовало свыше 130 военно-разведывательных, диверсионных и контрразведывательных органов противника, а также около 60 различных школ для подготовки агентуры» [35, с. 155; 39, с. 537]. Как видно из приведенных данных, можно утверждать, что это количество было значительно большим: в Беларуси – минимум 50, Украине – более 30, Прибалтика – около 20, Россия – около 20-30 школ и курсов.

Установить хотя бы приблизительное количество обученных за годы войны агентов пока не представляется возможным. Эта проблема требует отдельного исследования. По весьма общим и предварительным данным эта цифра может приближаться к 60 тысячам агентов.

Литература и источники

  1. Барков, Л. И. В дебрях абвера / Л. И. Барков. – Таллин: Ээсти раамат, 1971 – 126 с.
  2. Білас, І. Г. Каральні військові підрозділи НКВС-МДБ у боротьбі з ОУН-УПА / І. Г. Білбас // Державність. – 1992. – № 4. – С. 47–54.
  3. Вєдєнєєв, Д. В., Биструхін, Г. С. Меч і тризуб. Розвідка і контррозвідка руху українських націоналістів та УПА. 1920-1945 / Д. В. Вєдєнєєв, Г. С. Биструхін . – К. : Генеза, 2006. – 408 с.
  4. Веденеев, Д. В., Лисенко, О. Е. Протидія радянських спецслужб німецьким розвідці й контррозвідці на території України в 1941–1944 рр. / Д. В. Веденеев, О. Е. Лисенко // Український історичний журнал. – 2015. – №1. – С. 69–91
  5. Ворожко, В. Архіви радянських спецслужб як джерело історичних досліджень / В. Ворожко // Історико-культурна спадщина: збереження доступ, використання: збірка наукових праць. – Тернопіль: ФОП Шпак В.Б., 2017. 234 с. – С. 63–67.
  6. Галузевий державний архів СБ України. – Ф. 1. Оп. 1. Д. 374.
  7. Галузевий державний архів СБ України. – Ф. 13. Оп. 1. Д. 452.
  8. Иванков, А.В. Агентурные кадры немецко-фашистской разведки и использовавшиеся ею формы и методы подрывной деятельности против СССР / А.В. Иванков. – К. : Вид-во гуманіт. л-ри, 2010. – 84 с.
  9. Иоффе, Э. Г. Абвер, полиция безопасности и СД, тайная полевая полиция, отдел «Иностранные армии - Восток» в западных областях СССР. Стратегия и тактика. 1939-1945 гг. / Э. Г. Иоффе – Минск : Харвест, 2007. – 384 с.
  10. Кентій, А. Війна без пощади і милосердя. Партизанський фронт у тилу вермахту в Україні(1941-1944) / А. Кентій, В.Лозицький. – К. : Генеза, 2005. – 408 с.
  11. Кубань в годы Великой Отечественной войны. 1941 – 1945: Рассекреченные документы. Хроника событий: в 3-хкн. Кн. 1. – Краснодар : Диапазон-В, 2005. – 816 с.
  12. Кулинок, С. В. Деятельность немецких разведывательно-диверсионных школ и курсов на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны: новые направления и перспективы исследования / С. В. Кулинок // Российские и славянские исследования: сборник научных трудов. Выпуск 11. – Минск : БГУ, 2016. – С. 85–91.
  13. Кулинок, С. В. Деятельность немецких разведывательно-диверсионных школ и курсов на территории Брестской области в 1942 – 1944-х гг. / С. В. Кулинок // Веснік Брэсцкага універсітэта. Серыя 2. Гісторыя. Эканоміка. Права. – 2017. – №2. – С. 16–21
  14. Кулинок, С.В. Деятельность немецких разведывательно-диверсионных и шпионских школ на оккупированной территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны: историография проблемы / С. В. Кулинок // Беларускі археаграфічны штогоднік. – 2014. – Вып. 15. – С. 57–68.
  15. Кулинок, С. В. Документальные источники Национального архива Республики Беларусь о деятельности немецких разведывательно-диверсионных школ на территории Беларуси в годы великой отечественной войны / С. В. Кулинок // Вестник архивиста. – 2016. – №4. – С. 74–86.
  16. Кулинок С. В. К вопросу о деятельности немецких разведывательно-диверсионных и шпионских школ в Минске в годы Великой Отечественной войны // Беларусь і Германія: гісторыя і сучаснасць: матэрыялы Міжнар. навук. канф., Мінск, 11 крас. 2014 г. Вып 13: у 2 т. Т. 1 / рэдкал.: А. А. Каваленя (адк. рэд.), С. Я. Новікаў (нам. адк. рэд.) [і інш.]. Мінск: МДЛУ, 2015. С. 141–148
  17. Кулинок, С. В. Немецкие разведывательно-диверсионные школы на территории Витебской области в годы Великой Отечественной войны / С. В. Кулинок // Ученые записки УО «ВГУ им. П.М. Машерова» : сборник научных трудов. – Витебск : ВГУ имени П.М. Машерова, 2016. – Т. 22. – С. 39–44.
  18. Лаврищук, В. І. Українська повстанська армія та радянські партизани / В. І. Лаврищук // Сторінки воєнної історії України. – К., 2000. – Вип. 4. – С. 95–100.
  19. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Ф. 4п. Оп. 33а. Д. 151.
  20. НАРБ. – Ф. 4п. Оп. 33а. Д. 400.
  21. НАРБ. – Ф. 1405. Оп. 1. Д. 976.
  22. НАРБ. – Ф. 1450. Оп. 1. Д. 857.
  23. НАРБ. – Ф. 1450. Оп. 2. Д. 56.
  24. НАРБ. – Ф. 1450. Оп. 2. Д. 56.
  25. НАРБ. – Ф. 1450. Оп. 2. Д. 57.
  26. НАРБ. – Ф. 1450. Оп. 2. Д. 65.
  27. НАРБ. – Ф. 1450. Оп. 2. Д. 1300.
  28. НАРБ. – Ф. 1450. Оп. 3. Д. 115.
  29. НАРБ. – Ф. 1450. Оп. 4. Д. 411.
  30. НАРБ. – Ф. 1450. Оп. 21. Д. 1.
  31. НАРБ. – Ф. 1450. Оп. 21. Д. 2.
  32. НАРБ. – Ф. 1450. Оп. 21. Д. 75.
  33. «Огненная дуга». Курская битва глазами Лубянки / Сост. А.Т. Жадобин, В.В. Марковчин, В.С. Христофоров. – М.: АО «Московские учебники и Картолитография», 2003. – 480 с.
  34. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 3: Крушение “Блицкрига”, кн. 1: 1 января – 30 июня 1942 г. – М.: Русь, 2003. – 691 с.; Т. 4: Секреты операции «Цитадель», кн. 1: 1 января – 30 июня 1943 г. – М.: Русь, 2008. – 813 с.; Т. 4: Великий перелом, кн. 2: 1 июля – 31 декабря 1943 г. – М.: Русь, 2008 – 814 с.; Т. 5: Вперед на запад, кн. 1: 1 января – 30 июня 1944 г. – М.: Кучково поле, 2007. – 752 с.
  35. Остряков, С. З. Военные чекисты / С.З. Остряков. – М.: Воениздат, 1979. – 320 с.
  36. Патриляк, І. Протистояння українського визвольного руху нацистам та їхнім союзникам (1943–1944 рр.) / І. Патриляк // Українська Друга світова: Матеріали міжнародної нау кової конференції до 70-ї річниці перемоги над нацизмом у Другій світовій війні (5 травня 2015 р., м. Київ). – Київ : К.І.С., 2015. – С. 134–179.
  37. Пономаренко, П. К. Партизанское движение в Великой Отечественной войне / П. К. Пономаренко. – М. : ОГИЗ. Госиздат политической литературы, 1943. – 58 с.
  38. Сборник справочных материалов об органах германской разведки, действовавших против СССР в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. – Москва, 1952. – 644 с.
  39. Семиряга, М. И. Коллаборационизм. Природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны / М. С. Семиряга. – М. : «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. – 863 с.
  40. Терещенко, А. Военная контрразведка. Эпизоды борьбы / А. Терещенко. – М. : ЗАО «Издательский дом «Аргументы недели», 2015. – 320 с.
  41. Чайковський, А. С. Невідома війна: (Партизанський рух  в Україні 1941-1944  рр. Мовою документів, очима істориків) / А. С. Чайковський. - К. : Україна, 1994. – 255 с.
  42. Чайковський, А. С. ОУН-УПА і гітлерівські спецслужби: до історії співробітництва / А. С. Чайковський // Актуальні проблеми  регіональних  досліджень  Великої  Вітчизняної  війни : Матеріали Міжнародної наукової конференції (Харків, 20-21 вересня 2013 р.). – Харків : Колегіум, 2013. – 300 с. – С. 5–26
  43. Чуев, С.Г. Разведывательные и диверсионные школы абвера / С.Г. Чуев // Военно-исторический архив – 2002. – № 9. – С. 94–124; № 11. – С. 122–146.
  44. Ямпольский, В. П., Богодист, В. Ф. Организация и деятельность «Цеппелина» / В. П. Ямпольский, В.Ф. Богодист // Труды Общества изучения истории отечественных спецслужб. Т. 4. – М. : Кучково поле, 2008. – 416 с. – С. 327–356.

 

 

 

Мы в "Одноклассниках"

Мы "В Контакте"

Яндекс.Метрика