РУБОН

сайт военной археологии

Путь по сайту

Вторая Мировая война 1939-1945

Нашли могилу летчика в Кобрине Табаченко Петра Петровича

Вот что значит кооперация по интересам в исследованиях.

Наш коллега из Кобрина, Георгий Доротько, будучи с сыном в районе Кобринского городского кладбища нашли могилу майора Табаченко Петра Петровича. Надпись на памятнике гласит, что он погиб 5.11.1956 г. при выполнении служебных обязанностей.

 

Подробнее...

Боевой путь батареи Флерова

Боевой путь батареи Флерова

Эту работу я посвящаю памяти всех артиллеристов, 1 отдельного артиллерийского дивизиона, а в частности памяти командира 3 батареи БМ-13 Черкасова Евграфа Степановича-моего деда. Тема была выбрана мною по причине того, что мало кто знает историю 1 дивизиона «Катюш» в целом, а в частности историю боевого пути батареи капитана Флерова, прошедшей боевое крещение на территории Беларуси, под Оршей.


Подробнее...

АЭРОДРОМНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПОВО В 1940 – 1941 ГГ.

Д.Г. Киенко


АЭРОДРОМНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПОВО В 1940 – 1941 ГГ.

В статье анализируется строительство аэродромов на териитории Западного особого военного округа накануне Великой Отечественной войны. Автор выделяет методы строительства, этапы, проблемы,с которыми столкнулись военные организации при обустройстве театра военных действий на территории Западной Беларуси.
Ключевые слова: аэродром, округ, стройорганизации, взлетная полоса, бетонирование, ТВД, объект, рабочая сила.

Несмотря на издание достаточно большого количества публикаций посвященных Великой Отечественной войне, не теряет своей актуальности история предвоенной подготовки будущего театра военных действий. Неотъемлемой частью такой подготовки было аэродромное строительство в Западном особом военном округе. Состояние подготовки аэродромов к войне характеризуется исследователями в основном на уровне констатации факта, что «многие из них к моменту начала войны еще не были закончены» [1, c.39].
Однако глубокого и обстоятельного изучения состояния строительства и степени его завершения на сегодняшний день еще не проведено, хотя, проанализировав плановые сроки окончания и сдачи объектов можно было бы говорить о готовности ВВС РККА вести активные, в том числе наступательные, действия.


Источниками для подготовки данной статьи послужили материалы, которые находятся в Государственном архиве общественных организаций Гродненской области (ГАООГО) и Национальном архиве Республики Беларусь (НАРБ). В фонде «Белостоцкий областной комитет КП(б)Б» (ГАООГО) содержатся документы, которые характеризуют состояние аэродромного строительства в Белостоцкой области. Партийные и советское органы пограничных областей должны были оказывать содействие так называемому оборонному строительству. Поэтому документы архива показывают, каким образом происходило обеспечение строительства военных объектов, раскрывают состояние взаимоотношений гражданских и военных властей накануне войны.
Объектом исследования в данной статье выбрано аэродромное строительство 9-й смешанной авиационной дивизии (САД). Это была одна из самых боеспособных дивизий РККА, находившаяся на ответственном рубеже – «Белостоцком выступе» – и получавшая перед началом войны в первоочередном порядке военную технику нового образца. По мнению автора, интерес читателя к данной теме может вызвать и тот факт, что практически все аэродромы 9-й САД, после войны оказались на территории Польши, что затруднило их изучение.
На территории Беларуси (бывшем ЗапОВО) перед началом боевых действий располагался 61 аэродром [2, c.24]. Для строительства приказом наркома внутренних дел № 00328 от 27 марта 1941 г. было образовано ГУАС (Главное Управление аэродромного строительства) во исполнение постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 24 марта 1941 г., по которому на НКВД СССР было возложено строительство аэродромов для военно-воздушных сил Красной Армии. С момента организации начальником ГУАС НКВД СССР был военный инженер 1-о ранга В.Т. Федоров (пр. НКВД № 00328 от 27.03.41) [3, c.165].
В составе НКВД-УНКВД республик, краев и областей (в районах строительства аэродромов) были созданы управления (группы) аэродромного строительства (УАС НКВД-УНКВД). Начальниками УАСов стали начальники НКВД-УНКВД.
Работы велись силами заключенных лагерей, приговоренных к исправительно-трудовым работам (без содержания под стражей), строительных батальонов, и местным населением на условиях подряда.
На 15 июня 1941 г. на территории Советского Союза строилось 254 аэродрома из них: в Белоруссии – 61, на Украине – 82, в Молдавии – 8, в Прибалтике – 23, в Мурманской области и Карелии – 10, на Дальнем Востоке – 19, в Закавказье – 10, в Ленинградской области – 12, в других областях CCC – 29. Строительство 156 обслуживали заключенные, 11 – военнопленные; на работах было занято 199674 заключенных из ИТК и 44490 из лагерных подразделений, 51920 осужденных к исправительно-трудовым работам, 16017 военнопленных [3, c.167].
В справке секретаря ЦК КП(б)Б «О ходе строительства спецобъектов НКВД по состоянию на 10 – 15 мая 1941года» перечислено 46 объектов в Беларуси [5, c.6 – 20]. (Таблица 1)


Таблица 1

Стоящиеся аэродромы на территории Беларуси по состоянию 10 – 15 мая 1941 г.

Белостокская область

9[1]

Брестская область

7

Барановичская область

14

Пинская область

4

Вилейская область

5

Могилевская область

1

Полесская область

4

Витебская область

3



[1] По данным Белостокского обкома их было 11. В списке отсутствуют объекты №101 (Гонендз) и №253 (Кривляны).






[1] По данным Белостокского обкома их было 11. В списке отсутствуют объекты №101 (Гонендз) и №253 (Кривляны).


В то же время в списке объектов НКВД БССР по состоянию на июнь 1941 г. указан 61 аэродром. В связи с возникающей у исследователей неясностью с некоторыми аэродромами, укажем объекты в Барановичской и Брестской областях. (Таблица 2)

Таблица 2

Аэродромы в Барановичской и Брестской областях по состоянию на июнь 1941.

Номер объекта

Название объекта

Район

(по состоянию на 1941 год)

Брестская область

1

Задвораны

Порозовский

29

Пружаны

Пружанский

88

Засимовичи

Пружанский

109

Стригово

Кобринский

76

Кобрин

Кобринский

95

Рыбники

Берез-Картузский

111

Татарновичи

Дрогичинский район

259

Ивацевичи

Коссовский

Барановичская область

80

Нача

Радуньский

145

Желудок

Желудокский

151

Зельва

Зельвенский

168

Конюхи

Радунский

239

Лида

Лидский

189

Жемославль

Ивьевский

170

Седлиска

Вороновский

139

Дворец

Дятловский

166

Грудополь

Бытенский

2

Городея

Несвижский

43

Барановичи

Барановичский

103

Ивенец (Адамки)

Ивенецкий

310

Слоним (Деревянчицы)

Слонимский

273

Щучин

Щучинский


Поскольку Белостоцкая область находилась в составе БССР, то и условия строительства характерные для нее, были аналогичны и для «спецобъектов» в других областях БССР. Разница может заключаться лишь в приоритетности постройки аэродромов именно в данном регионе в силу его географического положения, которое, казалось бы, должно было обусловить повышенное внимание к самому процессу подготовки и более ответственному отношению к строительству. В то же время, если положение в строительстве на столь важном участке оказалось таким, как его зафиксировали официальные документы, то о положении дел в более отдаленных районах, на данном этапе можно делать только предположения, да и те не в лучшую сторону.
Разработанный к весне и изданный в апреле 1941 г., типовой план строительства аэродрома предусматривал следующее: сроки строительства были определены апрелем – сентябрем 1941 г. [4, с. 11] Подготовительные мероприятия (разметка на местности, расчет необходимых материалов, определение карьеров и т.п.) проходили до конца мая. Подсобные работы подготовка карьеров, проводка энергетических линий – ограничивались апрелем. Основные работы, от рыхления земли и съемки растительного слоя до засева подготовленных к сдаче площадей определялись рамками: май – конец сентября 1941 г. Сроки и объемы земляных работ для всей территории Беларуси определялись с 25 июня до 15 сентября [5, с. 57].
В составе 9 САД находились 41 ИАП (истребительный авиационный полк), 124 ИАП, 126 ИАП, 129 ИАП, 13 БАП (бомбардировочный авиационный полк). Все полки находились в административных границах Белостоцкой области.
Всего на территории Белостоцкой области строились 11 спецобъектов [6, c.42]. (Таблица 3)




Проектирование объектов было возложено на Белостоцкое управление НКВД, за исключением двух объектов проектировку которых осуществлял Минск [6, c.44]. Этими объектами были аэродромы Скидель (объект № 337) и Россь (объект № 360), которые являлись базовыми аэродромами соответственно для 127 ИАПа и 13 БАПа.
По ценам 1941 года, стоимость постройки одного аэродрома оценивалась в 16000000 руб, следовательно постройка всех 11 объектов на территории белостокского выступа должна была стоить государству 176000000 руб [6, c.44].
Проблемы начались уже к концу мая, в начальной фазе строительства, когда на объекте № 253 строительные работы не могли начаться ввиду того, что с ВПП (взлетно-посадочная полоса) продолжались полеты. Аналогичная ситуация была и на объекте 337 в Скиделе, где по состоянию на 10 – 15 мая продолжались полеты, вследствие чего строительство ограничилось лишь раскорчевкой пней [7, c.19].
Для планового строительства прежде всего была необходима рабочая сила, в которой, казалось бы, СССР никогда не испытывал недостатка. Однако уже в начале строительства обозначился ее дефицит. К этому времени на строительство было привлечено 6199 служащих строительный батальонов и 4292 заключенных исправительно-трудовых учереждений, недостаток по области на 21 мая оценивался в 7000 человек [8, c.40]. Для того чтобы закончить строительство в срок, было необходимо привлечь 40000 рабочих-строителей. Так как строителей не хватало, час простоя обходился бюджету потерей 200000 руб.
Согласно первоначальному плану в мае обеспеченными оказались только те объекты, которые комплектовались преимущественно стройбатовцами: № 101, № 169, № 202, № 294, № 337. В тоже время объекты, строительство которых должны были обеспечить заключенные, недополучили 8000 человек [8, c.68]. Вызвано это было прежде всего тем, что основная масса заключенных должна была прибыть из центральной части РСФСР. Из тюрем Беларуси (Полоцк, Бронная Гора, Гродно, Барановичи) к 10 мая 1941 г. на строительство объекта № 360 прибыло 465 человек и ожидалось прибытие заключенных из Воронежа, Тамбова, Молотова, колоний № 16 и № 25 общей численностью около 1300 человек [6, c.17 – 21]. Однако при отсылке из Гродненской тюрьмы не учитывалась специфика направления заключенных. Среди 113 прибывших 15 человек оказались больными гонореей, чесоткой, «сердечники» и даже беременные свыше 5 месяцев. В итоге все были отправлены обратно.
При выполнении работ, из-за безответственности руководства лагеря на протяжении 5 – 7 мая бригады общим количеством около 150 человек систематически опаздывали на работы, или же не возвращались к ним после обеденного перерыва. Как отмечал начальник управления НКВД по Белостоцкой области, капитан Фукин: «В бытовом обеспечении забота об элементарных требованиях отсутствует – большинство заключенных не стрижены, не бриты, грязные. В то время как машинки для стрижки, и бритвы лежат на складе и не используются, а заказанная душевая установка не доставлена уже на протяжении 12 дней» [6, c.20].
Несмотря на то, что часть заключенных выполняла и даже перевыполняла производственные задания, до 8 мая (момента подачи докладной записки о недочетах лагпункта): «не было организовано дифференцированное питание, как передовики, так и рядовые работники-заключенные получали одинаковое количество пищи по 1000 – 1200 гр. хлеба, такое же положение было и с горячей пищей. Меры воздействия к лодырям и симулянтам не применяются, в следствии чего выражается недовольство руководством лагеря» [6, c.17].
Плохо обстояло дело и с охраной лагпунктов. Так например на объекте № 360 из 86 стрелков которые должны были прибыть из Минска к началу строительных работ, 13 мая прибыло только 49, из них 2 человека прибыло в лаптях, часть не умела владеть оружием, т.к. не были в армии, да и оружия было всего 27 винтовок и 8 наганов [6, c.17].
На том же объекте в начале мая отмечались систематические невыходы на работы, за что нес ответственность начальник лагеря Захаренко, (бывший моряк, до 1934 работал в системе лагерей), который в свою очередь, от работы самоустранился (в последствии смещен с занимаемой должности).
Комплектование и обеспечение строительных батальонов (отрядов) РККА велось по остаточному принципу, поэтому часть прибывших на место оказалось с непригодным здоровьем (грыжа, чесотка), без обмундирования и обуви. Понятие «без обуви» необходимо понимать буквально, т.к. в «Справке о рабочей силе» дословно написано следующее: «совершенно разутых прибыло: объект №337 – 700 человек, №169 – 1000, № 202 – 300, № 294 – 500» [9, c. 69]. Комплектование отрядов происходило совершенно без учета специфики будущих работ, при остром дефиците каменщиков и бетонщиков имелся переизбыток столяров и плотников потребность в которых составляла лишь 10 % от всех рабочих [9, c. 69].
Примером состояния и готовности к выполнению работ на строительстве может послужить 446 строительный батальон, сформированный 16 апреля 1941г для работы на объекте № 337.
Рядовой состав в количестве 940 человек был призван из военнообязанных Вилейской области, а командно-политический мобилизован из запаса по спискам военкоматов Витебщины. По национальному составу батальон состоял: белорусов 630 человек, поляков – 181, литовцев – 20, русских – 27,евреев – 81. По профессиям главным образом преобладали крестьяне единоличники – 930 человек, плотников 60 чел, остальные по разнообразнейшим специальностям при полном отсутствии технических профессий и специальностей необходимых в строительстве (каменщики, бетонщики и т.д.) [6, c. 19 – 22].
С бытовым обеспечением дела обстояли очень сложно. Постельные принадлежности были получены спустя месяц после формирования, а котловое довольствие было организовано также только на втором месяце формирования батальона. Обмундирование для бойцов было получено только в середине мая, из тысячи пар обуви полученной для батальона оказалось совершенно негодной 295 пар, которые были возвращены обратно, а 110 пар отправлены в починку.
В течении полутора месяцев батальон ничего не делал за исключением выполнения мелких работ на авиабазе и постройки временных сооружении, приступив к съемке грунта лишь 13 мая. Отсутствие опыта и навыков у стройармейцев привело к тому, что бойцы, имеющие некоторые навыки, за 8 часов набивали от 0,35 – 0,43 м3 в то время как норма выработки была установлена в 0,75 м3 за 8 часовой рабочий день [6, c. 19 – 22].
Управление объектом вопреки указаниям не обеспечило батальон нарядами работ на 10 дней, а выдавало наряды в процессе работы, что приводило к переброске людей в разгаре рабочего по мелким объектам, затрудняло контроль и мешало индивидуальному учету труда каждого бойца.
В полит-массовым и моральном обеспечении «имелись большие неясности». Они выражались в не знании командованием стройбата структуры, обеспечивающей проведение политработы. Штаб 3-й армии сообщал, что политработа в батальоне находится на обеспечении 68-о укрепрайона, в то время как Управление района на запрос не отвечало.
В донесении командования батальона отмечалось, что: «Преобладающим настроением является желание бойцов поскорее выехать в их местожительства. Отдельные военкоматы не верно ориентировали бойцов только на двух месячном пребывании на сборе и наше разъяснение о том, что оно не верно, что до тех пор пока не будет приказа об освобождении от сбора никто никуда не поедет, пока воспринимаются слабо и все почему-то ждут 15 июня» [6, c. 19 – 22]. Плохие бытовые условия и обслуживание, наличие в составе батальона большого количества солдат, родственники которых были репрессированы органами НКВД или находились за границей послужили поводом для двух случаев группового дезертирства. [6, c. 20]. Хотя в целом моральное состояние бойцов оценивалось командирами как хорошее. Тут скорей всего проявилось желание командования выдать желаемое за действительное.
Местное население, привлеченное в качестве вольнонаемных возчиков стройматериалов со своей тягловой силой, уже к маю сократилось с апрельских 8000 подвод в день до 4000 к середине и 2700 в конце последнего весеннего месяца. И это при том, что необходимость привлечения по всем объектам области была 42000 в день. Вызвано это было тем, что при сдаче материалов, приемщики записывали на 10 – 15 % меньше, чем фактически было привезено, а деньги выдавались на руки лично по истечении недели, зачастую отказывая выплатить всю сумму одному или двум представителям отдаленной деревни.
Что же касается обеспеченностью транспортом и стройматериалами, то например, при огромной необходимости в камнедробильных машинах, для плановой сдачи объектов, камень приходилось дробить вручную. Данная практика моментально увеличила сроки сдачи объектов, и с каждым днем применения ручного дробления увеличивало на несколько дней сроки окончания работ сдачи объектов. Для иллюстрации вышесказанного, автор предлагает сводную таблицу уровня потребности в стройматериалах в мае и июне – за 2 дня до начала войны, по ней можно судить о степени готовности объектов накануне войны. (Таблица 4)

Таблица 4
Потребность в стройматериалах

Дата 21.5.41 20.06.41
камень 46 % 95,3 %
гравий 3,9 % 11,5 %
песок 5,8 % 24,5 %

Для строительства на всех аэродромах предусматривалось по плану привлечь 768 грузовых машин. Со времени начала работ и до 21 мая были получены 528, но на них ощущалась острая нехватка шоферов, которых было всего лишь 350 [9, c. 46]. Да и по установившейся «традиции» присылали машины не «первой свежести», которые прибывали зачастую частично или полностью разукомплектованные. Очень часто, прибывшие машины по причине нехватки шоферов и вследствие не комплектности просто отказывались принимать и отправляли обратно. Таким образом, машинный парк при всей его нехватке еще и использовался на 60 – 65 %.
Подводя итог можно констатировать, что реконструируемые аэродромы на территории ЗапОВО не были подготовлены к принятию самолетов. Мнение о том, что какая-то часть аэродромов могла к 22.06.41 г. стать боеготовой не выдерживает критики, в силу того, что сроки их строительства согласно документам определялись весной-осенью 1941 г. Реконструкция всех аэродромов 9-й САД, как и других авиационных частей ЗапОВО не началась ранее весны 1941 г.
Даже в случае строгого выдерживания графика, аэродромы не были бы готовы к ведению боевых действий на 22 июня 1941 г. Причинами затягивания сроков сдачи объектов были плохая организация производственных циклов и бытового обслуживания строительства и отсутствие налаженного руководства строительными работами, дефицит рабочей силы и ее низкая квалификация, отсутствие необходимого технического обеспечения (транспорта, камнедробильных механизмов, инструментов и т.п.), недостаточное обеспечение строительными материалами (нехватка гравия, песка, цемента, леса более 80%). Одновременное строительство на территории административных единиц других военных объектов (трех укрепрайонов, складов, казарм, дорог, мостов) приводило к плохой координации со стороны военных и гражданских властей и использовании ими малоэффективных административно-командных методов руководства оборонным строительством.

Литература

1. Спик, М. Асы союзников / М. Спик. – Смоленск: Русич, 2000. – 238 с.
2. Национальный архив Республики Беларусь. Фонд 4п. – Оп. 21. – Д. 2369 с. 19 Справка секретаря ЦК КП(б)Б Ганенко «о ходе строительства спецобъектов НКВД по состоянию на 10 – 15 мая 1941 года.».
3. Смирнов, А. Боевая работа советской и немецкой авиации в Великой Отечественной войне / Алексей Смирнов. – М.: АСТ, 2006. – 574 с.
4. Национальный архив Республики Беларусь. Фонд 4п. – Оп. 21. – Д. 2369 – Л. 19. Справка секретаря ЦК КП(б)Б Ганенко «О ходе строительства спецобъектов НКВД по состоянию на 10 – 15 мая 1941 года.».
5. Национальный архив Республики Беларусь. Фонд 4п. – Оп. 21. – Д. 2335. Письмо секретаря ЦК КП(б)Б Понаморенко в ЦК ВКП(б) по вопросу строительства и реконструкции аэродромов от 20 июня 1941 г.
6. Государственный архив общественных организаций Гродненской области. Фонд 6195. – Оп. 1. – Д. 191. Материалы о состоянии работ на объектах спецстроительства и о ходе выполнения платной труд-гужповинности на оборонном строительстве (докладные, справки, сведения).
7. Национальный архив Республики Беларусь. Фонд 4п. – Оп. 21. – Д. 2378. Типовой график строительства нового аэродрома апрель 1941 г.
8. Государственный архив общественных организаций Гродненской области. Фонд 6195. – Оп. 1. – Д. 460 – Л. 6. Докладные, справки и сведения партийных, советских и хозяйственных организаций о ходе работ на объектах спецстроительства и расчеты обеспеченности материалов и рабочей силы. Том 2.
9. Государственный архив общественных организаций Гродненской области. Фонд 6195. – Оп. 1. – Д. 191. Докладная записка «О недочетах комплектования лагпункта № 360 по состоянию на 13.05.41 г».

Киенко Дмитрий Геннадьевич, аспирант УО «ГрГУ им. Я.Купалы», магистр исторических наук.

Д.Г. Киенко

АЭРОДРОМНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПОВО В 1940 – 1941 ГГ.

В статье анализируется строительство аэродромов на териитории Западного особого военного округа накануне Великой Отечественной войны. Автор выделяет методы строительства, этапы, проблемы,с которыми столкнулись военные организации при обустройстве театра военных действий на территории Западной Беларуси.
Ключевые слова: аэродром, округ, стройорганизации, взлетная полоса, бетонирование, ТВД, объект, рабочая сила.

Несмотря на издание достаточно большого количества публикаций посвященных Великой Отечественной войне, не теряет своей актуальности история предвоенной подготовки будущего театра военных действий. Неотъемлемой частью такой подготовки было аэродромное строительство в Западном особом военном округе. Состояние подготовки аэродромов к войне характеризуется исследователями в основном на уровне констатации факта, что «многие из них к моменту начала войны еще не были закончены» [1, c.39].
Однако глубокого и обстоятельного изучения состояния строительства и степени его завершения на сегодняшний день еще не проведено, хотя, проанализировав плановые сроки окончания и сдачи объектов можно было бы говорить о готовности ВВС РККА вести активные, в том числе наступательные, действия.
Источниками для подготовки данной статьи послужили материалы, которые находятся в Государственном архиве общественных организаций Гродненской области (ГАООГО) и Национальном архиве Республики Беларусь (НАРБ). В фонде «Белостоцкий областной комитет КП(б)Б» (ГАООГО) содержатся документы, которые характеризуют состояние аэродромного строительства в Белостоцкой области. Партийные и советское органы пограничных областей должны были оказывать содействие так называемому оборонному строительству. Поэтому документы архива показывают, каким образом происходило обеспечение строительства военных объектов, раскрывают состояние взаимоотношений гражданских и военных властей накануне войны.
Объектом исследования в данной статье выбрано аэродромное строительство 9-й смешанной авиационной дивизии (САД). Это была одна из самых боеспособных дивизий РККА, находившаяся на ответственном рубеже – «Белостоцком выступе» – и получавшая перед началом войны в первоочередном порядке военную технику нового образца. По мнению автора, интерес читателя к данной теме может вызвать и тот факт, что практически все аэродромы 9-й САД, после войны оказались на территории Польши, что затруднило их изучение.
На территории Беларуси (бывшем ЗапОВО) перед началом боевых действий располагался 61 аэродром [2, c.24]. Для строительства приказом наркома внутренних дел № 00328 от 27 марта 1941 г. было образовано ГУАС (Главное Управление аэродромного строительства) во исполнение постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 24 марта 1941 г., по которому на НКВД СССР было возложено строительство аэродромов для военно-воздушных сил Красной Армии. С момента организации начальником ГУАС НКВД СССР был военный инженер 1-о ранга В.Т. Федоров (пр. НКВД № 00328 от 27.03.41) [3, c.165].
В составе НКВД-УНКВД республик, краев и областей (в районах строительства аэродромов) были созданы управления (группы) аэродромного строительства (УАС НКВД-УНКВД). Начальниками УАСов стали начальники НКВД-УНКВД.
Работы велись силами заключенных лагерей, приговоренных к исправительно-трудовым работам (без содержания под стражей), строительных батальонов, и местным населением на условиях подряда.
На 15 июня 1941 г. на территории Советского Союза строилось 254 аэродрома из них: в Белоруссии – 61, на Украине – 82, в Молдавии – 8, в Прибалтике – 23, в Мурманской области и Карелии – 10, на Дальнем Востоке – 19, в Закавказье – 10, в Ленинградской области – 12, в других областях CCC – 29. Строительство 156 обслуживали заключенные, 11 – военнопленные; на работах было занято 199674 заключенных из ИТК и 44490 из лагерных подразделений, 51920 осужденных к исправительно-трудовым работам, 16017 военнопленных [3, c.167].
В справке секретаря ЦК КП(б)Б «О ходе строительства спецобъектов НКВД по состоянию на 10 – 15 мая 1941года» перечислено 46 объектов в Беларуси [5, c.6 – 20]. (Таблица 1)

Таблица 1
Стоящиеся аэродромы на территории Беларуси по состоянию 10 – 15 мая 1941 г.

Белостокская область 9
Брестская область 7
Барановичская область 14
Пинская область 4
Вилейская область 5
Могилевская область 1
Полесская область 4
Витебская область 3

В то же время в списке объектов НКВД БССР по состоянию на июнь 1941 г. указан 61 аэродром. В связи с возникающей у исследователей неясностью с некоторыми аэродромами, укажем объекты в Барановичской и Брестской областях. (Таблица 2)

Таблица 2
Аэродромы в Барановичской и Брестской областях по состоянию на июнь 1941.

Номер объекта Название объекта Район
(по состоянию на 1941 год)
Брестская область
1 Задвораны Порозовский
29 Пружаны Пружанский
88 Засимовичи Пружанский
109 Стригово Кобринский
76 Кобрин Кобринский
95 Рыбники Берез-Картузский
111 Татарновичи Дрогичинский район
259 Ивацевичи Коссовский
Барановичская область
80 Нача Радуньский
145 Желудок Желудокский
151 Зельва Зельвенский
168 Конюхи Радунский
239 Лида Лидский
189 Жемославль Ивьевский
170 Седлиска Вороновский
139 Дворец Дятловский
166 Грудополь Бытенский
2 Городея Несвижский
43 Барановичи Барановичский
103 Ивенец (Адамки) Ивенецкий
310 Слоним (Деревянчицы) Слонимский
273 Щучин Щучинский

Поскольку Белостоцкая область находилась в составе БССР, то и условия строительства характерные для нее, были аналогичны и для «спецобъектов» в других областях БССР. Разница может заключаться лишь в приоритетности постройки аэродромов именно в данном регионе в силу его географического положения, которое, казалось бы, должно было обусловить повышенное внимание к самому процессу подготовки и более ответственному отношению к строительству. В то же время, если положение в строительстве на столь важном участке оказалось таким, как его зафиксировали официальные документы, то о положении дел в более отдаленных районах, на данном этапе можно делать только предположения, да и те не в лучшую сторону.
Разработанный к весне и изданный в апреле 1941 г., типовой план строительства аэродрома предусматривал следующее: сроки строительства были определены апрелем – сентябрем 1941 г. [4, с. 11] Подготовительные мероприятия (разметка на местности, расчет необходимых материалов, определение карьеров и т.п.) проходили до конца мая. Подсобные работы подготовка карьеров, проводка энергетических линий – ограничивались апрелем. Основные работы, от рыхления земли и съемки растительного слоя до засева подготовленных к сдаче площадей определялись рамками: май – конец сентября 1941 г. Сроки и объемы земляных работ для всей территории Беларуси определялись с 25 июня до 15 сентября [5, с. 57].
В составе 9 САД находились 41 ИАП (истребительный авиационный полк), 124 ИАП, 126 ИАП, 129 ИАП, 13 БАП (бомбардировочный авиационный полк). Все полки находились в административных границах Белостоцкой области.
Всего на территории Белостоцкой области строились 11 спецобъектов [6, c.42]. (Таблица 3)

Таблица 3
Аэродромы на территории Белостоцкой области

№ объекта Место нахождения Другое название Районы
(по состоянию на 1941 г)
101 Гонендз (Кнышын) Кнышенский

117 Заблудув Заблудувский
202 Тикотин (Яблоново) Лапский
227 Сколубово
Гродненский
253 Кривляны Белостоксикй

270 Кватеры Свислочь Свислочский
294 Стоки Свислочский
337 Скидель Скидельский
360 Россь Волковыск Волковысский
400 Красняны
Соколка Сокольский


Проектирование объектов было возложено на Белостоцкое управление НКВД, за исключением двух объектов проектировку которых осуществлял Минск [6, c.44]. Этими объектами были аэродромы Скидель (объект № 337) и Россь (объект № 360), которые являлись базовыми аэродромами соответственно для 127 ИАПа и 13 БАПа.
По ценам 1941 года, стоимость постройки одного аэродрома оценивалась в 16000000 руб, следовательно постройка всех 11 объектов на территории белостокского выступа должна была стоить государству 176000000 руб [6, c.44].
Проблемы начались уже к концу мая, в начальной фазе строительства, когда на объекте № 253 строительные работы не могли начаться ввиду того, что с ВПП (взлетно-посадочная полоса) продолжались полеты. Аналогичная ситуация была и на объекте 337 в Скиделе, где по состоянию на 10 – 15 мая продолжались полеты, вследствие чего строительство ограничилось лишь раскорчевкой пней [7, c.19].
Для планового строительства прежде всего была необходима рабочая сила, в которой, казалось бы, СССР никогда не испытывал недостатка. Однако уже в начале строительства обозначился ее дефицит. К этому времени на строительство было привлечено 6199 служащих строительный батальонов и 4292 заключенных исправительно-трудовых учереждений, недостаток по области на 21 мая оценивался в 7000 человек [8, c.40]. Для того чтобы закончить строительство в срок, было необходимо привлечь 40000 рабочих-строителей. Так как строителей не хватало, час простоя обходился бюджету потерей 200000 руб.
Согласно первоначальному плану в мае обеспеченными оказались только те объекты, которые комплектовались преимущественно стройбатовцами: № 101, № 169, № 202, № 294, № 337. В тоже время объекты, строительство которых должны были обеспечить заключенные, недополучили 8000 человек [8, c.68]. Вызвано это было прежде всего тем, что основная масса заключенных должна была прибыть из центральной части РСФСР. Из тюрем Беларуси (Полоцк, Бронная Гора, Гродно, Барановичи) к 10 мая 1941 г. на строительство объекта № 360 прибыло 465 человек и ожидалось прибытие заключенных из Воронежа, Тамбова, Молотова, колоний № 16 и № 25 общей численностью около 1300 человек [6, c.17 – 21]. Однако при отсылке из Гродненской тюрьмы не учитывалась специфика направления заключенных. Среди 113 прибывших 15 человек оказались больными гонореей, чесоткой, «сердечники» и даже беременные свыше 5 месяцев. В итоге все были отправлены обратно.
При выполнении работ, из-за безответственности руководства лагеря на протяжении 5 – 7 мая бригады общим количеством около 150 человек систематически опаздывали на работы, или же не возвращались к ним после обеденного перерыва. Как отмечал начальник управления НКВД по Белостоцкой области, капитан Фукин: «В бытовом обеспечении забота об элементарных требованиях отсутствует – большинство заключенных не стрижены, не бриты, грязные. В то время как машинки для стрижки, и бритвы лежат на складе и не используются, а заказанная душевая установка не доставлена уже на протяжении 12 дней» [6, c.20].
Несмотря на то, что часть заключенных выполняла и даже перевыполняла производственные задания, до 8 мая (момента подачи докладной записки о недочетах лагпункта): «не было организовано дифференцированное питание, как передовики, так и рядовые работники-заключенные получали одинаковое количество пищи по 1000 – 1200 гр. хлеба, такое же положение было и с горячей пищей. Меры воздействия к лодырям и симулянтам не применяются, в следствии чего выражается недовольство руководством лагеря» [6, c.17].
Плохо обстояло дело и с охраной лагпунктов. Так например на объекте № 360 из 86 стрелков которые должны были прибыть из Минска к началу строительных работ, 13 мая прибыло только 49, из них 2 человека прибыло в лаптях, часть не умела владеть оружием, т.к. не были в армии, да и оружия было всего 27 винтовок и 8 наганов [6, c.17].
На том же объекте в начале мая отмечались систематические невыходы на работы, за что нес ответственность начальник лагеря Захаренко, (бывший моряк, до 1934 работал в системе лагерей), который в свою очередь, от работы самоустранился (в последствии смещен с занимаемой должности).
Комплектование и обеспечение строительных батальонов (отрядов) РККА велось по остаточному принципу, поэтому часть прибывших на место оказалось с непригодным здоровьем (грыжа, чесотка), без обмундирования и обуви. Понятие «без обуви» необходимо понимать буквально, т.к. в «Справке о рабочей силе» дословно написано следующее: «совершенно разутых прибыло: объект №337 – 700 человек, №169 – 1000, № 202 – 300, № 294 – 500» [9, c. 69]. Комплектование отрядов происходило совершенно без учета специфики будущих работ, при остром дефиците каменщиков и бетонщиков имелся переизбыток столяров и плотников потребность в которых составляла лишь 10 % от всех рабочих [9, c. 69].
Примером состояния и готовности к выполнению работ на строительстве может послужить 446 строительный батальон, сформированный 16 апреля 1941г для работы на объекте № 337.
Рядовой состав в количестве 940 человек был призван из военнообязанных Вилейской области, а командно-политический мобилизован из запаса по спискам военкоматов Витебщины. По национальному составу батальон состоял: белорусов 630 человек, поляков – 181, литовцев – 20, русских – 27,евреев – 81. По профессиям главным образом преобладали крестьяне единоличники – 930 человек, плотников 60 чел, остальные по разнообразнейшим специальностям при полном отсутствии технических профессий и специальностей необходимых в строительстве (каменщики, бетонщики и т.д.) [6, c. 19 – 22].
С бытовым обеспечением дела обстояли очень сложно. Постельные принадлежности были получены спустя месяц после формирования, а котловое довольствие было организовано также только на втором месяце формирования батальона. Обмундирование для бойцов было получено только в середине мая, из тысячи пар обуви полученной для батальона оказалось совершенно негодной 295 пар, которые были возвращены обратно, а 110 пар отправлены в починку.
В течении полутора месяцев батальон ничего не делал за исключением выполнения мелких работ на авиабазе и постройки временных сооружении, приступив к съемке грунта лишь 13 мая. Отсутствие опыта и навыков у стройармейцев привело к тому, что бойцы, имеющие некоторые навыки, за 8 часов набивали от 0,35 – 0,43 м3 в то время как норма выработки была установлена в 0,75 м3 за 8 часовой рабочий день [6, c. 19 – 22].
Управление объектом вопреки указаниям не обеспечило батальон нарядами работ на 10 дней, а выдавало наряды в процессе работы, что приводило к переброске людей в разгаре рабочего по мелким объектам, затрудняло контроль и мешало индивидуальному учету труда каждого бойца.
В полит-массовым и моральном обеспечении «имелись большие неясности». Они выражались в не знании командованием стройбата структуры, обеспечивающей проведение политработы. Штаб 3-й армии сообщал, что политработа в батальоне находится на обеспечении 68-о укрепрайона, в то время как Управление района на запрос не отвечало.
В донесении командования батальона отмечалось, что: «Преобладающим настроением является желание бойцов поскорее выехать в их местожительства. Отдельные военкоматы не верно ориентировали бойцов только на двух месячном пребывании на сборе и наше разъяснение о том, что оно не верно, что до тех пор пока не будет приказа об освобождении от сбора никто никуда не поедет, пока воспринимаются слабо и все почему-то ждут 15 июня» [6, c. 19 – 22]. Плохие бытовые условия и обслуживание, наличие в составе батальона большого количества солдат, родственники которых были репрессированы органами НКВД или находились за границей послужили поводом для двух случаев группового дезертирства. [6, c. 20]. Хотя в целом моральное состояние бойцов оценивалось командирами как хорошее. Тут скорей всего проявилось желание командования выдать желаемое за действительное.
Местное население, привлеченное в качестве вольнонаемных возчиков стройматериалов со своей тягловой силой, уже к маю сократилось с апрельских 8000 подвод в день до 4000 к середине и 2700 в конце последнего весеннего месяца. И это при том, что необходимость привлечения по всем объектам области была 42000 в день. Вызвано это было тем, что при сдаче материалов, приемщики записывали на 10 – 15 % меньше, чем фактически было привезено, а деньги выдавались на руки лично по истечении недели, зачастую отказывая выплатить всю сумму одному или двум представителям отдаленной деревни.
Что же касается обеспеченностью транспортом и стройматериалами, то например, при огромной необходимости в камнедробильных машинах, для плановой сдачи объектов, камень приходилось дробить вручную. Данная практика моментально увеличила сроки сдачи объектов, и с каждым днем применения ручного дробления увеличивало на несколько дней сроки окончания работ сдачи объектов. Для иллюстрации вышесказанного, автор предлагает сводную таблицу уровня потребности в стройматериалах в мае и июне – за 2 дня до начала войны, по ней можно судить о степени готовности объектов накануне войны. (Таблица 4)

Таблица 4
Потребность в стройматериалах

Дата 21.5.41 20.06.41
камень 46 % 95,3 %
гравий 3,9 % 11,5 %
песок 5,8 % 24,5 %

Для строительства на всех аэродромах предусматривалось по плану привлечь 768 грузовых машин. Со времени начала работ и до 21 мая были получены 528, но на них ощущалась острая нехватка шоферов, которых было всего лишь 350 [9, c. 46]. Да и по установившейся «традиции» присылали машины не «первой свежести», которые прибывали зачастую частично или полностью разукомплектованные. Очень часто, прибывшие машины по причине нехватки шоферов и вследствие не комплектности просто отказывались принимать и отправляли обратно. Таким образом, машинный парк при всей его нехватке еще и использовался на 60 – 65 %.
Подводя итог можно констатировать, что реконструируемые аэродромы на территории ЗапОВО не были подготовлены к принятию самолетов. Мнение о том, что какая-то часть аэродромов могла к 22.06.41 г. стать боеготовой не выдерживает критики, в силу того, что сроки их строительства согласно документам определялись весной-осенью 1941 г. Реконструкция всех аэродромов 9-й САД, как и других авиационных частей ЗапОВО не началась ранее весны 1941 г.
Даже в случае строгого выдерживания графика, аэродромы не были бы готовы к ведению боевых действий на 22 июня 1941 г. Причинами затягивания сроков сдачи объектов были плохая организация производственных циклов и бытового обслуживания строительства и отсутствие налаженного руководства строительными работами, дефицит рабочей силы и ее низкая квалификация, отсутствие необходимого технического обеспечения (транспорта, камнедробильных механизмов, инструментов и т.п.), недостаточное обеспечение строительными материалами (нехватка гравия, песка, цемента, леса более 80%). Одновременное строительство на территории административных единиц других военных объектов (трех укрепрайонов, складов, казарм, дорог, мостов) приводило к плохой координации со стороны военных и гражданских властей и использовании ими малоэффективных административно-командных методов руководства оборонным строительством.

Литература

1. Спик, М. Асы союзников / М. Спик. – Смоленск: Русич, 2000. – 238 с.
2. Национальный архив Республики Беларусь. Фонд 4п. – Оп. 21. – Д. 2369 с. 19 Справка секретаря ЦК КП(б)Б Ганенко «о ходе строительства спецобъектов НКВД по состоянию на 10 – 15 мая 1941 года.».
3. Смирнов, А. Боевая работа советской и немецкой авиации в Великой Отечественной войне / Алексей Смирнов. – М.: АСТ, 2006. – 574 с.
4. Национальный архив Республики Беларусь. Фонд 4п. – Оп. 21. – Д. 2369 – Л. 19. Справка секретаря ЦК КП(б)Б Ганенко «О ходе строительства спецобъектов НКВД по состоянию на 10 – 15 мая 1941 года.».
5. Национальный архив Республики Беларусь. Фонд 4п. – Оп. 21. – Д. 2335. Письмо секретаря ЦК КП(б)Б Понаморенко в ЦК ВКП(б) по вопросу строительства и реконструкции аэродромов от 20 июня 1941 г.
6. Государственный архив общественных организаций Гродненской области. Фонд 6195. – Оп. 1. – Д. 191. Материалы о состоянии работ на объектах спецстроительства и о ходе выполнения платной труд-гужповинности на оборонном строительстве (докладные, справки, сведения).
7. Национальный архив Республики Беларусь. Фонд 4п. – Оп. 21. – Д. 2378. Типовой график строительства нового аэродрома апрель 1941 г.
8. Государственный архив общественных организаций Гродненской области. Фонд 6195. – Оп. 1. – Д. 460 – Л. 6. Докладные, справки и сведения партийных, советских и хозяйственных организаций о ходе работ на объектах спецстроительства и расчеты обеспеченности материалов и рабочей силы. Том 2.
9. Государственный архив общественных организаций Гродненской области. Фонд 6195. – Оп. 1. – Д. 191. Докладная записка «О недочетах комплектования лагпункта № 360 по состоянию на 13.05.41 г».

Киенко Дмитрий Геннадьевич, аспирант УО «ГрГУ им. Я.Купалы», магистр исторических наук.

Контакты автора статьи:  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


VK

Наш канал в YouTube

Яндекс.Метрика