РУБОН - сайт военной археологии

Путь по сайту

Я помню...

132-го стрелкового полка 27-й стрелковой дивизии

В мае 1941 года наш 2-й батальон 132-го стрелкового полка был выведен из Гродно в летний лагерь, который находился в сосновом бору около м. Суховоля. Шла обычная лагерная жизнь мирного времени. Однако многое настораживало, вызывало смутную тревогу, ощущение приближающейся опасности. До границы было, как говорится, рукой подать. Над лагерем то и дело пролетали немецкие самолеты, явно ведшие разведку. Неоднократно обнаруживались разрывы телефонной связи со штабом полка и дивизии. За пару дней до начала войны вблизи лагеря был задержан штатский, выдававший себя за заготовителя. Но зачем заготовителю ракетница с набором цветных ракет, обнаруженная у него?

В разговорах между собой некоторые из нас вслух высказывали обеспокоенность благодушием и беспечностью командования. "Чего ждем ?- недоумевал командир одного из взводов младший лейтенант Купченко. - Когда на наш палаточный лагерь налетит стая “мессершмиттов”? Пора занимать окопы". И действительно, неужели без приказа сверху командир полка, например, не мог обезопасить свою часть от внезапного налета авиации? Ведь можно было, не превышая пределы своих командирских полномочий, вывести людей и материальную часть из палаток и открытых парков, замаскировать, укрыть их.

То, чего мы опасались, к сожалению, случилось. На рассвете 22 июня почти одновременно с сигналом боевой тревоги на лагерь налетела вражеская авиация. На сборный пункт батальон выходил под бомбежкой и пулеметным обстрелом с воздуха.

Нам было приказано идти на помощь 3-му батальону, находившемуся на строительстве оборонительных укреплений около Августова. Двигались стремительным маршем. Лошадей, запряженных в повозки–"тачанки" с пулеметами, гнали вскачь. Бойцы и командиры бежали. У д. Штабин нас атаковали два "мессершмитта". Один из них сбили огнем из своего станкового пулемета братья-близнецы Калинины. На пределе сил батальон продолжал марш-бросок в направлении Августова.

Примерно на полпути между Штабином и Августовом наше передовое охранение столкнулось с двигавшейся навстречу колонной противника. Прекратив марш, батальон развернулся и начал окапываться. Вскоре перед занятым нами рубежом показались группы немецких солдат, накапливавшихся для атаки. Начался минометный обстрел. Затем появились пикирующие бомбардировщики. Но батальон не дрогнул. Первая вражеская атака захлебнулась в двухстах, вторая - в трех десятках метров от линии нашей обороны, уползли только одиночки. От непрерывного огня закипала вода в кожухах пулеметов.

Больше немцы не атаковали. Относительное затишье мы использовали для дальнейшего окапывания, перевязки раненых, похорон убитых. Среди них были и братья Калинины, погибшие от прямого попадания бомбы. Справа, со стороны Липска, доносился гул артиллерийской канонады. В том же направлении над нами пролетали группы вражеских бомбардировщиков.

В пятом часу дня поступил приказ скрытно оставить рубеж и занять оборону на р. Бебжа у Штабина. Оставив заслон и прикрываясь от авиации лесными опушками, батальон начал отход. Шли молча, сосредоточенные, настороженные, возмужавшие за несколько часов. Не было обычного раньше в строю балагурства, беспечности и залихватства молодости. При подходе к р. Бебжа на "хвост" батальона сел подвижной отряд противника - десятка два мотоциклистов с двумя бронемашинами. Налетели "мессера".

Снова бой. Бьем длинными очередями по головным мотоциклам. Под прикрытием огня группами поочередно перебегаем уже подожженный кем-то мост. Несколько мотоциклов с их седоками, сбитые нашим огнем, валяются на дороге. Расчет 45-мм орудия, замаскированного у моста, поджигает одну бронемашину, потом другую. Только с воздушными стервятниками справиться нам нечем. Лишь на закате солнца покидают они небо над нами.

Батальон весь день на марше и в боях, уже понес немалые потери. Измотанные бойцы и командиры нуждаются хотя бы в кратковременном отдыхе. Но отдыхать нет времени, предстоит марш к м. Домброва, находящемуся примерно в 20 км восточнее. По полученным сведениям сюда, отрезая нас от Гродно, прорвались фашисты.

На рассвете мы были у Домбровы. Командир батальона капитан Зильбембранд отдает боевой приказ атакой с ходу овладеть местечком и закрепиться у развилки дорог. Правее должны атаковать другие наши подразделения. Развернутым строем идем на сближение. Впереди низинка с ручьем, далее хлебное поле и подъем в гору к виднеющейся ветряной мельнице и крышам домов местечка. Не замеченными подойти на расстояние последнего стремительного броска не удается. У мельницы взлетает серия ракет, начинает бить пулемет, заполыхали разрывы мин.

Завязывается ожесточенный бой. Под непрерывным шквальным огнем противника перебежками, ползком от воронки к воронке упорно продвигаемся вперед. Все ближе рубеж вражеской обороны. И тогда немцы вызвали на помощь авиацию. Группами по 30-40 бомбардировщиков и истребителей она в течение дня трижды наносила массированные удары. Батальон истекал кровью и вынужден был прекратить атакующие действия. Однако команды на отход не было. А затем последовала вражеская контратака с использованием танков. Отразить ее было уже нечем и некому. Остатки батальона, беспорядочно отстреливаясь, откатились к ручью и далее к лесу.

Преследовавшие нас немецкие автоматчики прочесали опушки леса, но поскольку уже вечерело, вглубь не заходили, выставив на ночь вокруг леса охранение. Ночью в лесу собрались все уцелевшие из нашей роты. Было их совсем немного: я, политрук роты, старший сержант Кашин и несколько бойцов. Не дожидаясь утра, мы без потерь прорвались через вражеское охранение и двинулись в направлении Сокулки. Впереди нас ждала неизвестность.

 

Источник: В июне 1941 г. Воспоминания участников первых боев на Гродненщине. – Гродно, 1997. – Редактор и ответственный за выпуск – Р.И.Карачун. Электронную версию подготовили: Дмитрий Киенко, Сергей Пивоварчик.

 

Мы в "Одноклассниках"

Мы "В Контакте"

Яндекс.Метрика