РУБОН - сайт военной археологии

Путь по сайту

Я помню...

Мандрик Григорий Яковлевич

Полковой комиссар, зам.командира 204 МД по политической части


204-я моторизованная дивизия начала формироваться в феврале 1941 года на базе 9-й мотострелковой бригады, которая свою очередь, формировалась с августа 1940 года. Штаб дивизии разместился в г. Волковыске. Ею командовал подполковник Алексей Михайлович Пиров, начальником штаба был полковник Михаил Степанович Посякин. Дивизия входила в состав 11-го механизированного корпуса 3-й армии.

612-й мотострелковый полк дивизии дислоцировался в районе Росси и частично в г. Гродно. Им командовал майор Осипов. Еще один мотострелковый полк, 613-й, которым командовал полковник Сидоренко, размещался в районе Мстибово, а танковый полк дивизии, командиром которого был полковник Матвеев, - в районе Изабелина. Все остальные части и подразделения дивизии дислоцировались в Волковыске, кроме разведроты, размещавшейся в Зельве.

Рядовым составом дивизия была укомплектована почти полностью, но нехватало много командиров, особенно артиллеристов и танкистов. Очень плохо дивизия была оснащена оружием и техникой. В танковом полку вместо положенных по штату более 200 танков имелось всего 50 танков Т-26. Из трех дивизионов артиллерийского полка укомплектован был только один, а отдельный артиллерийский дивизион вообще не имел орудий. В мотострелковых полках не хватало винтовок, почти не было автомашин. Из всего сказанного видно, что боеспособность дивизии была невелика. И тем не менее, когда грянула война, ее воины до конца выполнили свой долг.

22 июня 1941 года, в пять часов утра части дивизии были подняты по тревоге и начали выдвигаться в районы сосредоточения южнее г. Гродно. Из-за отсутствия автотранспорта мотострелковые полки шли пешком. Около двух тысяч человек, не имевших еще оружия, было оставлено в местах дислокации. К 14 часам в район сосредоточения смогли прибыть только один мотострелковый батальон и штаб дивизии. Остальные же части прибыли только к концу дня. В итоге в первый день войны участия в боевых действиях дивизия не принимала, но потерь не избежала. Ее двигавшиеся к Гродно части неоднократно подвергались ударам с воздуха.

Вечером 22 июня 612-й мотострелковый полк, усиленный артиллерийской батареей и 20 танками занял юго-западнее Гродно рубеж Солы, Новики, р. Лососно, а 613-й мотострелковый полк с таким же усилением - рубеж западнее железнодорожной линии Гродно - Кузница. Полки начали окапываться. В ночь на 23 июня наши войска оставили Гродно. Нам же было приказано, оставаясь на занятом рубеже, прикрыть их отход на р. Свислочь.

23 июня части дивизии совершенствовали свои оборонительные рубежи, вели активную разведку, понеся при этом небольшие потери в танках и живой силе. Противник наступательных действий против нас не предпринимал. 24 июня наши позиции периодически бомбила немецкая авиация. Во второй половине дня в тылу 613-го полка противник выбросил парашютный десант в количестве около 150 человек. Он был полностью уничтожен. 25 июня 612-й полк, взаимодействуя с частями 29-й танковой дивизии, вел наступательный бой в районе деревень Коробчицы, Королино юго-западнее Гродно. В этом бою 3-й батальон полка под командованием майора Бартошевича в рукопашной схватке уничтожил более сотни гитлеровцев, а остальных обратил в бегство. Наши потери были тоже велики, особенно ранеными, которых мы еще имели возможность отправлять в тыл.


... 26 июня 612-й полк по приказу командующего армией генерала В. И. Кузнецова был переброшен на оборону переправ через р.Неман у г. Мосты, а 213-й полк прикрывал отход частей, действовавших южней Гродно, ведя бои с наседавшим противником. Остатки соединений 3-й армии отходили на восток вдоль южного берега Немана. До рубежа р Щара этот путь еще не был перекрыт противником. Его лопытки овладеть мостами через Неман у м. Лунно и Мосты успеха не имел. Мост у Лунно успели до его захвата немцами подорвать наши саперы. Автодорожный мост у Мостов из-за отсутствия взрывчатки разрушить не удалось, но до прохода мимо Мостов отступающих войск армии его удерживали остатки нашего 612-го полка.

При подходе к р. Щара в районе д. Большие Озерки столкнулись с немецким заслоном. В ночном бою в результате самоотверженных действий остатков 613-го полка и других отступающих частей, заслон был сбит. К утру из подручных средств построили переправу через реку. Пройти по ней успели только машины с ранеными и часть остального транспорта. Налетевшая фашистская авиация разбомбила переправу и не давала ее восстановить. Личному составу пришлось переправляться вплавь или искать броды. Танков и артиллерии у остатков дивизии уже не было.

После переправы через Щару командир корпуса генерал-майор Д. К. Мостовенко созвал совещание командиров и замполитов дивизий и частей корпуса. На нем также присутствовали командир 6-го кавалерийского корпуса генерал-майор И. С. Никитин и командир 36-й кавалерийской дивизии генерал-майор Е. С. Зыбин. Было решено отправить вперед в направлении Минска группу во главе с полковником Тутариновым для установления связи со штабом 3-й армии или фронта и получения указаний о дальнейших действиях. Поскольку никакой информации от этой группы не поступило, генерал Мостовенко принял решение отходить к старой границе через г. Новогрудок отдельными отрядами, объединяющими остатки дивизий корпуса.

Наш отряд составляли командование и штаб дивизии, остатки 613-го полка и частей обслуживания. Имелось несколько грузовых и две легковые автомашины, на которых везли раненых, больных и оставшиеся у нас четыре станковых пулемета. Проходя м. Кореличи, в одном из дворов увидели танк Т- 34. Когда мы к нему подошли, из него вылез заместитель командующего Западным фронтом генерал-лейтенант И. В. Болдин. Он не стал нас выслушивать и дал указание выходить на г. Столбцы.

Двигаясь в этом направлении, в районе д. Уша мы столкнулись с вражеской мотопехотой. Почти в окружении вели бой до наступления темноты. Это был последний бой остатков 204-й моторизованной дивизии. В дальнейшем отходили лесами, болотами, избегая столкновения с противником. Примерно через неделю встретили небольшую группу, в которой был и командующий 3-й армией генерал Кузнецов, член Военного Совета армии армейский комиссар второго ранга Н. И. Бирюков, командующий ВВС армии генерал Зайцев и еще несколько человек из состава штаба армии. А еще через день к нам присоединилась насчитывавшая около 400 человек группа, которой командовал подполковник Украинский.

К линии фронта подошли в конце июля севернее г. Рогачева. Наш отряд уже насчитывал около тысячи человек. С помощью командира действовавшей во вражеском тылу диверсионной группы Рогачевского истребительного отряда на рассвете 28 июля мы вышли в расположение 63-го стрелкового корпуса. Повторяю, это произошло севернее Рогачева, а не в районе Речицы как об этом обычно говорится в литературе. Среди вышедших были полковник А. М. Пиров, подполковник М. С. Посякин, секретарь дивизионной парткомиссии старший политрук А. И. Ботвинко, начальник Особого отдела штаба дивизии старший лейтенант Волков, майор Корнев.


Источник: В Июне 1941 г. (Воспоминания участников первых боев на Гродненщине).

Редактор и отв. за выпуск – Р.И.Карачун – Гродно, 1997.

Электронную версию подготовили Д.Киенко, С.Пивоварчик.

 

Подробнее о боях за Гродно можно узнать из книги "Первый удар: 29 танковая дивизия в боях за Гродно 22-25 июня 1941 г."



Мы в "Одноклассниках"

Мы "В Контакте"

Яндекс.Метрика