РУБОН

сайт военной археологии

Путь по сайту

Фортификация

Гродненская крепость в 1920 – 1944 гг


В результате Первой мировой войны (августовские бои 1915 г.), Гродненская крепость практически перестала существовать как цельный комплекс и потеряла свое стратегическое значение.

Тем не менее, в период немецкой оккупации была создана зона блиндажей, связанных окопами между собой, на участке севернее Гродно (район фортов ХІІІ - Х). В блиндажах могло размещаться до 15 – 20 человек.

Позднее, поляками также были проведены работы по укреплению северной линии обвода крепости. Так как форты, находящиеся здесь невозможно было приспособить к обороне, поляки основное внимание уделяли опорным пунктам (укрепления их, в основном полевого характера – траншеи и блиндажи, не рассчитанные на осаду). Скорее всего, эти опорные пункты и назывались участниками боев форт «Путришки», форт «Грандичи» или форт «Лапенки». Были возведены ряд полос проволочного заграждения (10 рядов кольев в такой полосе составляли до 20 метров ее ширины). На дорогах эти полосы прерывались – проходы закрывались рогатками с проволокой. Непосредственно перед полосами создавались ямы-ловушки – против конницы. Цепь немецких блиндажей также, скорее всего, включалась в оборонительную линию.

К началу боев за город, т.е. к середине июля 1920 г. польский гарнизон состоял из разрозненных частей (караульного батальона, батальона добровольцев, запасного полка, частей 2 белорусско-литовской дивизии и кавалерийских частей), численностью до 3,2 тысяч штыков и 1250 сабель. У них имелось несколько танков FT – 17 (по разным данным от 4 до 9), 8 легких и 2 тяжелых орудия, 67 пулеметов (по донесению в штаб Западного фронта – 150), возможно 2 бронепоезда. Командовал гарнизоном генерал Стефан Мокшецкий. В результате неудачных боев и прорыва фронта Красной Армией, польское командование предполагало отвести к Гродно 6 дивизий и организовать по Неману новую оборону. Однако, эти планы не удалось претворить в жизнь.

Части 4 армии Сергеева (3 конный корпус Гая) были на подходах к городу уже 17 июля. Они двигались с направления Вильно-Молодечно. Их появление было полной неожиданностью для гарнизона. Действовавшие в составе 3 к.к. – 15 и 10 кавалерийской дивизии наступали на северном (район Грандич-Чещевлян) и северо-восточном (Путришки-Аульс) направлениях соответственно. В составе 10 к.д. Томина насчитывалось 3106 сабель, 39 пулеметов и 12 легких орудий.

Несмотря на то, что части гарнизона в тот же день (17 июля) заняли позиции, не были загорожены дороги, не расставлено достаточное количество пулеметов.

18 июля основные части 3 к.к. взяли м.Гожа и Озеры. К 19 июля все части корпуса были подтянуты для непосредственной атаки польского гарнизона города.

С утра 3 бригада Лунева (15 к.д.) начала атаку на Грандичи (форт «Грандичи»). Во время занятия деревни была порублена вся 1-я рота польского сторожевого батальона. Дальнейшее продвижение было задержано проволочными заграждениями.

К 12 часам поляки предпринимают контратаку во фланг 10 к.д. Ими была занята д.Путришки (форт «Путришки»). Комбинированная атака второй половины дня с фронта и тыла (два эскадрона 10 к.д. вплавь перепоавилась через Неман и ударила по городу) привели к спешной эвакуации польских войск. К вечеру 19 июля части 3 к.к. выходят к Кузнице.

В донесении о занятии города сообщалось о захвате частями Красной Армии 3 исправных танков, 6 легких и 2 тяжелых орудий, 150 пулеметов. Были взяты в плен до 1 тысячи легионеров и освобождены 500 красноармейцев.

Последующий ход войны привел к тому, что вся Западная Беларуси, в том числе и Гродно находились в составе Польского государстве. Таким образом положение города не требовало строительства каких-либо оборонительных сооружений.

После 17 сентября 1939 г. встал вопрос об ускорении строительства новой границы СССР. Основой приграничных сооружений были УРы (старые УРы составляли так называемую «линию Сталина» по границе с Польшей 1921 – 1939 гг).

В июне 1941 г. для инспектирования новой границы в Гродно прибывает г.-л. Д.М.Карбышев. 9 – 11 июня он выезжает в район Августовского канала (на участок Неман – Cоничи). Во время своих поездок он побывал и на гродненских фортах (на месте работ 23 инженерного полка – возможно на IX форту – туда возили щебень для каких-то работ). Являясь сторонником включения в оборонительную систему УРов старых русских крепостей, он тут же создает комиссию для определения состояния Гродненской крепости. Как научный консультант он также участвовал в ее работе. Комиссия пришла к выводу о целесообразности включения крепости в оборону. По замыслам Карбышева старые укрепления на правом берегу Немана можно было использовать для контроля над переправами через Неман, над вокзалом и железной дорогой.

К сожалению, война нарушила эти планы. Единственный из уцелевших после войны IV форт использовался как артсклад (на 22 июня 1941 г. начальником караула там был командир ДОТа Н.Бойцов из 3 роты 9 ОПУЛАБ).

С началом войны гродненским фортам пришлось воевать вновь. Во время контрудара 11 м.к. г.-м. Д.К.Мостовенко юго-западнее Гродно 24 – 25 июня части 85 стр. дивизии, входившей в его состав заняли земляной форт у д.Гнойница (теперь Вишневец) и выбили оттуда немцев (рота ст.лейтенанта Одногулова из 2 бат. 103 п.п.). По воспоминаниям участников – бои проходили на всей южной линии фортов.

Начавшаяся оккупация принесла людям страдание и горе. Многочисленные расстрелы мирного населения проводились немцами в том числе и на форту II же закапывали убитых в Гродненской тюрьме людей. В память о погибших сейчас там установлена плита с их именами.

23 июня 1944 г. началась операция «Багратион». Бои за город начались 15 июля атаками его с северного направления частями 3 к.к. г.-л. М.Ослиновского. 15 – 16 июля тяжелые бои шли на форту у кирпичного завода (земляной форт, теперь – на конечной остановке «Девятовка»). После подхода пехотных частей, 17 июля части 3 к.к. переправляются через Неман (южнее д.Лойки, Пушкари) и вместе с 69 с.к. 50 а. (г.-п. И.Болдин) начинает стремительно расширять плацдарм на левом берегу реки.

К вечеру 17 июля складывается следующая ситуация: правобережная часть города была освобождена, Занеманское предместье удерживалось немцами (1065, 1069 п.п.); под их же контролем оставались и переправы через Неман, как в черте города, так и южнее. Севернее города их оборона была прорвана и 3 к.к. нависал над левым флангом немцев, создавая угрозу окружения (части 3 к.к. уже дошли до Сопоцкина и Голынки). К сожалению, выгодное положение не удалось использовать – перед началом операции Г.Жуков изменил направление удара 3 к.к. и 3 а. С Белостока на Августов. В результате – сильно потрепанные части двигались вперед, оголяя свои фланги.

Немцы не упустили возможности использовать этот шанс ликвидировать плацдарм и окружить 3 к.к. и части 69 с.к. (42 и 153 с.д.). Контрудар начали части 3 т.д. СС «Мертвая голова» – до 120 танков в 11 часов 18 июля. Удар пришелся на левый фланг Советских войск. Наступавшая здесь 42 с.д. была смята и фактически скинута в Неман ( к 20 часам немцы выходят к реке на участке Берешаны-Пушкари). Именно тут в окружении оказались 1 и 2 батальоны 435 с.п. 42 с.д.

Заместитель командира полка по строевой части майор М.В.Сидорец объединил солдат и укрепился на форту 1. Форт фактически представлял собой груду развалин (такой он сохранился и на сей день). Заняв круговую оборону бойцы сопротивлялись до 20 июля.

Оставшихся в живых 60 солдат Сидорец вывел к своим на правый берег Немана.

Серьезность положения (3 к.к. фактически с 18 июля дрался в окружении) привела к приезду Жукова в 50 а. и организации контрудара. Лишь к 24 июля немцы были отброшены от Немана по всей линии и освобожден Занеманский.

На форту была найдена записная книжка командира роты лейтенанта Н.Г.Подгурского. В ней были такие строки: «Товарищи! Кто найдет нас мертвыми, так знайте, что мы погибли честно, как подобает воинам Красной армии, защищая честь и независимость нашей Родины. Смерть немецким оккупантам! Отомстите за нас, товарищи. Л-т Подгурский».

VK

Наш канал в YouTube

Яндекс.Метрика